Антидимон: Приговор Дмитрию Крепкину огласят 7 декабря. - Sota.Vision

Антидимон: Приговор Дмитрию Крепкину огласят 7 декабря.

Представьте себе, что вас бьют ногой по бедру. И не просто так бьют, а налетают в прыжке и с силой пинают. Что вы почувствуете? Наверняка вам будет больно. Вы схватитесь за больное место, будете тереть, возмутитесь, может быть даже полезете в драку с обидчиком.

Ничего подобного не сделал якобы потерпевший, старший сержант Росгвардии, Михаил Владимирович Звонарёв, которого по версии следствия, именно так, в прыжке, ударил фигурант дела 26 марта Дмитрий Крепкин. Звонарёв, обличенный погонами, имеющий статус “представителя власти”, не просто не задержал Крепкина в тот момент, когда тот на него напал, а спокойно пошел дальше работать (задерживать мирных демонстрантов). О причиненной боли вспомнил лишь спустя более месяца в кабинете следователя, когда ему продемонстрировали материалы оперативной видеосъемки. Удивительно, правда?

Именно эту видеосъемку изучал судья Меркулов на последнем судебном заседании, куда наконец-то был доставлен Дмитрий Крепкин. До этого его трижды не привозили на назначенные судебные заседания по различным причинам.

С самого начала заседания возникла заминка. Персональным приглашением в зал суда позвали свидетеля со стороны обвинения и потерпевшего, которые сразу почему-то вместе со всеми не зашли. Судья Меркулов долго копался в материалах дела, пытаясь найти диск с видеозаписью. В итоге запечатанный пакет с диском принес откуда-то секретарь.

На видеозаписи видно, как люди в камуфляжной форме, без нагрудных знаков, задерживают молодого человека, уводят его с площади. Другой человек в яркой оранжевой куртке – это и есть Дмитрий Крепкий – движется следом за группой полицейских, фактически преследуя их по пятам. В определенный момент один из полицейских оборачивается и делает замах в сторону Крепкина резиновой палкой. Крепкин подпрыгивает и делает выпад ногой. Потерпевший утверждает, что именно в этот момент ему и был нанесён удар.

Адвокат Крепкина, Ильнур Шарапов просит просмотреть запись в замедленном режиме.

Все сотрудники полиции, которые присутствуют на видео, все в шлемах Джетта, без нагрудных знаков, знаки различия имеются не на всех. Якобы потерпевший полицейский не поворачивается к камере ни разу, лычки старшего сержанта на его форме отсутствуют. Несмотря на это потерпевший Звонарев признает себя на этом видео и утверждает, что именно его Крепкин ударил ногой в бедро. По каким признаком он это определил? Звонарев указывает на то, что на задержание на видео производит 1 взвод 1 роты 4 оперативного батальона, в котором он служит. Кроме того, он опознает своего товарища, сержанта Смирнова.

То, что на форме Звонарева не видны знаки отличия, сам Звонарев объясняет тем, что на нем была так называемая “французская защита” – комплект из накладок на руки, ноги, плечи.

Адвокат интересуется причиной задержания молодого человека, за которого попытался вступиться Дмитрий Крепкин. Судья снимает вопрос, как не относящийся к делу.

Адвокат выясняет подробности экипировки – выдавалась ли рация, какого цвета был страховочный шнур для оружия? Почему у них были шевроны МВД, а не Росгвардии? Почему на нем нет бронежилета, а на остальных есть?

Рацию выдают только офицерскому составу, у Звонарева ее не было. Шнур черного цвета. Бронежилет был, но под бушлатом, чтобы была меньше вероятность, что схватятся за него. Объяснить, почему на них были шевроны МВД, потерпевший не смог.

На видео видно, что шнурок белого цвета, из правого верхнего кармана виднеется рация, а на остальных сотрудников полиции в группе задержания (в том числе у старшего сержанта Смирнова), несмотря на “французскую защиту” видны лычки на погонах и надетые поверх бушлатов бронежилеты.

Самого удара на записи не видно, даже эксперты Следственного комитета говорят лишь о том, что на видеозаписи есть замах, момент удара не зафиксирован. Полицейский делает замах дубинкой в сторону Крепкина, Крепкин подскакивает, камера снимает на уровне глаз, поэтому, что происходит в ногах, не видно. Видно, как после замаха рука, удерживающая резиновую дубинку, отлетает с ускорением в сторону и назад. Сам полицейский даже не пошатывается. Это от якобы удара ногой!

Адвоката задает последний вопрос потерпевшему: как вы лично считаете, есть ли необходимость назначать Крепкину наказание в виде лишения свободы?

Звонарев технично вопрос обходит: “Я во время очной ставки, когда он извинялся передо мной, сказал ему, что у меня обид личных к нему нет – я выполнял свои служебные обязанности, у него активная жизненная позиция. Пусть отвечает по закону. Решение – на усмотрение суда”.

Далее начинаются прения сторон. Прокурорша Ибрагимова читает по бумажке стандартное “нанёс удар”, “причинил боль”, “представителю власти при исполнении им должностных обязанностей”, “осознавал последствия”, “доказано совокупностью собранных по делу доказательств”.

Особо нелепо звучат из уст прокурорша призыв к судье учитывать при назначении наказания данные о личности подсудимого: ранее не судим, на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не стоит, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, в ходе предварительного следствия принес потерпевшему извинения, которые были приняты потерпевшим, отягчающих обстоятельств не имеется. Несмотря на это прокурорша не считает возможным запросить условное, например, наказание. Просит три года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Оснований для назначения менее строгого наказания прокурорша не видит.

Далее слово берет адвокат Ильнур Шарапов. Его удивляет позиция государственного обвинителя. Подзащитный не привлекался, хорошо характеризуется и т.д., но при этом просит наказание в виде лишения свободы? Весьма “логично”…

Адвокат считает, что виновность Крепкина не была доказана. По мнению Крепкина, сотрудники Росгвардии осуществляли незаконные задержания людей на Пушкинской площади, и он пытался их остановить. Применение насилия в ответ на неправомерные действия представителя власти не могут быть преступлением. Потерпевший полицейский утверждает, что задерживал человека за административное правонарушение, но нет никаких доказательств, что это нарушение было. Нет протокола об административном правонарушении. Значит, осуществляя задержание, потерпевший не исполнял свои должностные обязанности.

Более того, просмотрев в судебном заседании видеозапись, ясно, что, если и был потерпевший, то точно не Звонарев – в звании старшего сержанта. Тот, чью дубинку Крепкин оттолкнул от себя, явно из офицерского состава – имеет при себе рацию и позволяет себе не носить знаков отличия.

И потерпевший, и свидетели дают показания, которые противоречат видеозаписи. Звонарёв утверждает, что несколько раз отмахивался от Крепкина, на видеозаписи только один замах. Свидетеля Деянов, который осуществлял видеосъемку, утверждает, что видел удар, нанесённый подъемом стопы, но при этом не помнит, какая обувь была на ноге. На Крепкине были ярко-голубые кроссовки, которые сложно не заметить и не запомнить.

Ильнур Шарапов считает, что его подзащитный невиновен и просит его оправдать.

Крепкин в своем последнем слове вину не признает. Он говорит, что “немного похулиганил”. Что наблюдал задержания людей, которые ничего не нарушали, не выкрикивали лозунгов, не проявляли агрессию, просто стояли. И ничего сделать не мог. Но и оставаться в стороне он не мог. Он надеялся привлечь внимание, немного разозлить сотрудника, отвлечь от задержанного. Того, кто считается потерпевшим, он не бил.

Дмитрий выразил благодарность тем, кто не пожалел времени, приходил его поддержать.

Приговор Крепкину будет оглашен 7 декабря в 10.00.

текст Ирины Яценко

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *