Аня Павликова останется в СИЗО еще на месяц - Sota.Vision

Аня Павликова останется в СИЗО еще на месяц


9 августа 2018 года Дорогомиловский районный суд в лице судьи Рудаковой продлил до 13 сентября арест 18-летней Анне Павликовой, обвиняемой в организации экстремистского сообщества и участии в нем по части 1, части 2 статьи 282.1 УК РФ. Поддержать девушку пришло больше 100 человек.

К четырем часам дня 9 августа в Дорогомиловский районный суд г. Москвы выстроилась длинная очередь посетителей. Около сотни человек пришли поддержать Аню Павликову –  18-летнюю фигурантку уголовного дела так называемой экстремистской организации «Новое величие»(пока еще не запрещенной на территории РФ  – прим. ред.). Думаю, большинство людей понимают, что в небольшой зал суда они не попадут, но всем важно морально поддержать Аню. Ее впервые за почти пять месяцев пребывания в СИЗО после ареста доставили в суд.


Главное, что нужно знать о деле «Нового величия» – это то, что организацию создал сотрудник правоохранительных органов (предположительно ФСБ) под прикрытием Александр Константинов. Он внедрился в тематический чат в мессенджере Telegram, в котором несколько человек обсуждали все подряд, в том числе новости и политику. Константинов (в чате «Руслан Д») предложил встретиться вживую, в первую же встречу заявил о необходимости снять офис для проведения собраний и создать организованную структуру для «борьбы с режимом». Он же придумал название «Новое величие», написал устав организации, распределил каждому участнику свою роль – от руководителя «отдела вербовки» до «штурмового отряда». Все в строгом соотвествии с постановлением пленума Верховного Суда о преступлениях экстремистской направленности. Никто из участников «экстремистской организации» не воспринимал всерьез деятельность в этой организации. Взносы они не платили, собрания пропускали, а потом и вовсе некоторые из них, в частности Анна Павликова, захотели уйти из организации. Константинов же уговаривал Аню остаться, обещая уладить все разногласия внутри группы. Уйти Аня не успела – 13 марта этого года старший следователь отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве старший лейтенант юстиции Малюгин Антон Андреевич постановил возбудить уголовное дело по части 1 и 2 статьи 282.1 УК РФ – создание и участие в экстремистском сообществе. 15 марта у десяти участников «Нового величия» прошли обыски, шестеро из них оказались в СИЗО, четверо под домашним арестом. Среди тех, кого суд постановил заключить под стражу, оказалась и Аня Павликова, которой на момент ареста не исполнилось 18 лет.

Внедренный сотрудник спецслужб Александр Константинов (Он же Руслан Д.), написавший “экстремистский” Устав “Нового Величия” (фото: Медиазона)

Следствие ведет старший лейтенант юстиции Малюгин Антон Андреевич, фото с официального сайта Следственного Комитета (https://sledcom.ru/)

Под крики «Аня, держись! Мы с тобой!» Аню Павликову провели в зал судебного заседания под усиленной охраной, в наручниках, как опасного преступника. Она выглядит растерянной, простужена, сильно кашляет. Заседание началось с опозданием в час.

Судья Юлия Рудова проверила документы у адвокатов и установила личность обвиняемой. Аня говорит очень тихо. Ранее не судима. До ареста работала. Судья ознакамливает её с правами.

Помимо родственников Ани в зал пустили около 10 человек, в основном журналистов. Судья рассматривает ходатайства о ведении видеосъемки судебного заседания. Перечисляет около десяти наименований СМИ. Сторона обвинения оставляет решение на усмотрение суда. Аня и её защита не возражает. Суд считает нецелесообразным ведение видеозаписи, но разрешает снять резолютивную часть.

Далее судья озвучивает ходатайство от адвоката Генри Резника об отложении в связи с его отсутствием. Он совсем недавно вошел в дело Анны Павликовой в качестве защитника, и на день продления меры пресечения у него было назначено плановое заседание Московской коллегии адвокатов. Обвинение ожидаемо возражает. Аня просит отложить заседание для явки Резника. Адвокаты поддерживают. Суд не находит оснований для отложения.

Со стороны обвинения на процессе выступают следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ по ЗАО ГСУ СК РФ по г. Москве Рогозянский Е.О. и помощник прокурора ЗАО г. Москвы Илюхин А.С.

Следователь ходатайствует о продлении содержания Ани под стражей ещё на месяц. Мотивирует это тем, что следствие не окончено, сейчас они ожидают результатов психологи-лингвистической экспертизы. Прокурор поддерживает ходатайство следователя. Считает, что вина Павликовой очевидна. Это подтверждают допросы и материалы дела. Все доказательства собраны в соответствии с нормами УПК. Защитники возражают. Ольга Карлова берет слово, предупреждает суд, что будет говорить сразу много и по делу, предыдущей ошибки защита не повторит (на прошлом заседании по мере пресечения судья Рудакова ушла на вынесение постановления, не дав возможности защитникам заявить свои ходатайства и опросить свидетелей).

Первым делом адвокат Ольга Карлова требует освободить Аню из так называемого «аквариума». Нахождение в «аквариуме» затрудняет осуществление юридической помощи. Вина Ани не доказана, а нахождение её в «аквариуме» делает её заведомо виновной. Кроме того это противоречит позиции Европейского суда. Прокурор возражает. Считает, что нахождение Ани вне клетки нарушит условия содержания обвиняемой под стражей. Суд отказывает в удовлетворении в ходатайстве, так как считает, что нахождение в «аквариуме» никак не указывает на виновность обвиняемой, условия содержания при этом никак не ухудшают её положение, при этом обеспечивается безопасность.

Далее Ольга Карлова просит приобщить медицинские документы. Она не хочет озвучивать все диагнозы, но замечает, что на момент задержания у Ани была диагностирована первая степень пролапса митрального клапана, на сегодняшний день уже вторая. Кроме того Карлова приобщает другие справки о диагнозах, появившихся у Ани уже в СИЗО после задержания.

Также Ольга Карлова просит приобщить характеризующие материалы – с места жительства от участкового, с места работы, с места учебы в школе, из детского духовного центра. Все характеристики исключительно положительные. Также приобщают грамоты Ани, в руках адвоката пачка оригиналов грамот и благодарственных писем.

Карлова обращает внимание суда на то, что отец Ани – ветеран Афгана. Предоставляет суду справку о материальном состоянии семьи, готовности содержать Аню, если ей изберут меру пресечения в виде домашнего ареста. Кроме того, у мамы Ани Юлии рассеянный склероз, из-за нервов и переживаний состояние её здоровья также ухудшается.

Далее адвокат озвучивает личные поручительства. За Аню ручается Сванидзе Николай Карлович, член Совета по правам человека при президенте РФ, исполнительный директор общероссийского общественного движения «За права человека», правозащитник Пономарев Лев Александрович, председатель Московской Хельсинкской группы Алексеева Людмила Михайлова. Также личное поручительство дают её родители. Следователь и прокурор не возражают против приобщения поручительств.

Судья ставит на обсуждение ходатайство стороны защиты на изменение меры пресечения на любую, не связанную с СИЗО. Следователь возражает, повторяет скороговоркой слово в слово заученные доводы своего ходатайства – обвиняется в тяжком преступлении против конституционного строя, может сбежать, может повлиять на следствие, может оказать давление на свидетелей.

Слово берет Ольга Карлова. Она просит всех присутствующих в зале посмотреть внимательно на девочку. Она просит выйти на секундочку из юридического поля и отнестись к Ане просто по-человечески. Она ходит к ней в СИЗО уже несколько месяцев, и видит, в каком ужасном состоянии ребёнок.

Адвокат Николай Фомин обращает внимание суда на то, что никаких доводов для нахождения Ани под стражей, кроме слово «тяжкое», в обвинительном заключении сторона обвинения не предъявила. При этом позиция Верховного суда такова, что сама по себе тяжесть обвинения не является достаточным основанием для заключения в СИЗО.

По словам Фомина, в ходатайстве о продлении срока нахождения под стражей на шести листах следователь обосновал, почему должно быть продлено следствие, но совсем не обосновал, почему нужно продлевать арест. Доводы, перечисленные следователем в порядке 91 УПК РФ, полностью несостоятельны.

Аня не замужем. В 17 лет? Не трудоустроена. Неправда, на момент ареста она работала в ветлечебнице. То, что сейчас она не трудоустроена, не ее вина, а вина обстоятельств. Может скрыться от следствия. Каким образом, если все паспорта – и гражданский, и заграничный – изъяты? Кроме того, обвинение может использовать технические средства контроля местонахождения Ани.

Следователь утверждает в своем ходатайстве, что Аня может оказать давление на свидетелей и иных участников процесса. На кого? Все так называемые «соучастники» находятся либо под стражей в СИЗО, либо под домашним арестом. Иные свидетели – сотрудники правоохранительных органов. Данные Константинова засекречены. Свидетель Расторгуев – капитан уголовного розыска. Третий свидетель Кашапов – сотрудник Росгвардии. 18-летняя Аня никак не может повлиять на этих свидетелей. Доводы о том, что Аня может уничтожить доказательства и воспрепятствовать ходу следствия просто смешны.

Фомин не видит никаких препятствий для ведения следствия, пока Аня находится под домашним арестом, а не в СИЗО. Дальнейшее нахождение Ани Павликовой негуманно, жестоко и неразумно. Фомин просит суд отказать следователю в удовлетворении его ходатайства и просит избрать любую другую, не связанную с нахождением под стражей.

Судья приступает к изучению письменных материалов дела. Среди прочего судья зачитывает характеристики Ани. Спокойный, отзывчивый, бесконфликтный ребёнок. Интересуется биологией и химией. Занималась дополнительно, чтобы поступить в МГУ. Выиграла олимпиаду по экологии. Имеет благодарность от школы родителям за отличную учебу и активное участие в социальных проектах.

В завершении выступает папа Ани Павликовой Дмитрий Павликов. Он рассказывает, что в прошлом году она пыталась поступить в МГУ на бюджет, но не прошла по баллам. Учиться платно не захотела и пошла работать в ветлечебницу. Уставала, но параллельно занималась дополнительно с преподавателями, чтобы пересдать экзамены. Аня переживала за природу и экологию. Отстаивала лес, была активным участником всех экологических общественных мероприятий. Однажды, когда был ураган в Москве, дождь ещё не закончился, а она уже побежала собирать птенцов, которые выпали из гнёзд, и выкармливала их пипеткой. Когда птицы окрепли, она их выпустила. Она очень добрая девочка. Она любит Родину, была волонтёром в центральной зоопарке, убирала мусор и ухаживала за животными. Боролась за сохранение троллейбусов в Москве, потому что это экологически чистый транспорт. Поливала деревья во время засухи.

«Она очень сильно больна, у нее очень большие проблемы с сердцем. Кто будет отвечать, если она умрет? Плюс гинекология. Ее застудили. И не лечат. У неё тремор рук. Ей снятся кошмары. Это же ребёнок. Это ужасно. Очень прошу отправить дочь на домашний арест» – говорит Дмитрий Павликов.

Суд удалился на вынесение решения. Спустя почти час ожидания судья Юлия Рудова оглашает свое решение: продлить содержание под стражей на один месяц, до 13 сентября. Аню Павликову уводит конвой, ей аплодируют толпящиеся в коридоре люди. Решения суда было встречено криками “Позор”. Судебные приставы составили составили 4 протокола по ст. 17.3 КРФоАП за нарушение правил поведения в здании суда, сформулировав обвинение так: “На неоднократные требования прекратить отвечал категорическим отказом“…

 

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *