Дмитрий Борисов: "Я даже пальцем не тронул ни одного полицейского - ни пальцем руки, ни пальцем ноги." - Sota.Vision

Дмитрий Борисов: “Я даже пальцем не тронул ни одного полицейского – ни пальцем руки, ни пальцем ноги.”

Video

Заседание суда по рассмотрению апелляционной жалобы на меру пресечения Димы Борисова началось с задержкой в два часа – долго не доставляли подсудимого. Все это время рядом с залом суда вместе с сочувствующими находился и следователь Северилов в окружении толпы охранников. В зале суда находилось 11 приставов. На десяток человек, которые пришли поддержать Дмитрия.

Адвокат Николай Фомин в своей речи в очередной раз по пунктам попытался разъяснить суду, что в материалах дела Борисова отсутствуют признаки, предусмотренные 97 статье УПК РФ, согласно которым суд вправе применять меру пресечения в виде заключения под стражу, если обвиняемый:
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Адвокат Николай Фомин обращает внимание суда на то, что в настоящее время следствие по делу окончено, все материалы собраны, более того, уже направлены на утверждение в прокуратуру. Поэтому утверждение, что Дмитрий может воспрепятствовать следствию, абсурдно.

Нет ни одного фактического доказательства, что подсудимый может скрыться – его документы изъяли, в том числе загранпаспорт. Продажа недвижимости, наличие гражданства другого государства, и т.д. – это всего лишь домыслы следствия, фактических подтверждений им нет.

Николай Фомин напоминает, что современные технические средства позволяют отслеживать перемещение подсудимого до нескольких метров с помощью электронного браслета. Утверждение следователя, что Дмитрий не имеет постоянного места жительства и работу, лживы – он зарегистрирован и постоянно проживает по адресу в Московской области и имеет долю в семейном бизнесе.

Что касается того, что Борисов может оказать давление на свидетелей – вообще смешно. Все свидетели и сам потерпевший – действующие сотрудники полиции. Каким образом, находясь дома, при наличии отслеживающего браслета, он может оказать на них давление?

Предвосхищая доводы обвинения, озвученные на прошлом заседании, Фомин указывает на то, что заявление следствия, что Борисов привлекался к уголовной ответственности, также необъективно. Дело было закрыто, приговора в отношении Борисова не было. Адвокат считает, что решение Басманного суда незаконно и несправедливо, и просит заключение под стражей изменить на домашний арест.

Суд даёт слово Дмитрию. Он согласен с доводами своего защитника.

“По поводу продления ареста, я считаю, что это полнейший абсурд. Я даже пальцем не тронул ни одного полицейского – ни пальцем руки, ни пальцем ноги. И считаю, что продлевать мне арест – уже на пятый месяц пошёл счёт – абсолютно необоснованно.

Неожиданно, Дмитрий начинает рассказывать о том, в каких условиях находятся заключенные, которых доставляют к следователям на допрос или в судебные заседания:

“Ни судья, ни следователи просто не понимают, о чем идёт речь, когда человеку продлевают арест. Любое следственное действие, любой суд оборачивается для подследственных тем, что их поднимают в пять утра, в шесть утра их выводят из камеры, везут на так называемых “КАМАЗах” – а это и есть именно КАМАЗы, большие грузовики – которые имеют два “стакана” шириной метр, и длинной три метра. В этих трёх квадратных метрах часто находятся до 15 человек. А это по пять человек на квадратный метр. Когда это происходит в 30-градусную жару, там люди просто падают в обморок. И вот так мы катаемся полдня. Потом мы сидим в кабинетах у следователей, или в этих душных “стаканах” в зале суда. В итоге мы приезжаем обратно в лучшем случае к 12 часам ночи, еле-еле, из последних сил, и падаем. Вот чем для нас оборачиваются поездки к следователям и в суды.

И когда вы продлеваете меру пресечения заключение под стражей, сразу понятно – вы там не были. А вам бы было полезно посмотреть на это изнутри, чтобы вы понимали, о чем идёт речь.

Человека, который никакого преступления не совершил, пальцем никого не трогал, обрекать на это – абсолютно необоснованно. Я считаю, что вы должны меня освободить”.

Тут не выдерживает и вмешивается в ход судебного заседания мать Дмитрия Борисова, Ирина Геннадьевна:

“Не просто освободить, а извиниться! За все, что вы ему причинили! За все страдания”.

Судья требует тишины, грозит вывести из зала суда. К Ирине направляется пристав.

“А ты силу примени ко мне”, – тихо говорит ему Ирина Геннадьевна.

“Вы будете удалены из зала суда” – это судья Кривоусова. Ирину Геннадьевну обступают уже трое приставов. У меня секунды на размышление. Сквозь вопли судьи и гвалта приставов, я слышу уже на повышенных тонах Ирину: “Давай, бей!”. Я включаю камеру. Из зала суда нас выводят обоих.

О результатах судебного заседания я узнала уже позже, от друзей. Чуда, конечно не произошло. Решение суда первой инстанции судья Кривоусова оставила в силе, Дима останется в заключении в СИЗО до 18 октября. На этой неделе его дело должно было быть передано на утверждение в прокуратуру. В ближайшие дни может быть назначено слушание по существу.

Автор Ирина Яценко
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *