Мать против судебного беспредела: суд над Дмитрием Борисовым - Sota.Vision

Мать против судебного беспредела: суд над Дмитрием Борисовым

Video

20 февраля 2018 года за один судебный день начались и закончились прения по делу Дмитрия Борисова – на данный момент последнего из обвиняемых в нападении на полицейских в ходе антикоррупционной демонстрации 26 марта 2017 года в Москве.
За якобы пострадавший шлем полицейского Прокурор Сергуняева попросила для Дмитрия 3 года лишения свобода в колонии общего режима, пояснив, что это с учетом того, что «Дмитрий Борисов впервые привлекается к ответственности, положительно характеризуется со стороны родителей и сестры, отягчающих обстоятельств не установлено». Этим словам предшествовали дежурные слова о том, что свидетели со стороны защиты заинтересованы в исходе дела, и потому давали показания, основанные на субъективной оценке, а умысел Борисова на совершение преступления подтверждается совокупностью доказательств, а так же тем, что Борисова озознавал, что перед ним именно сотрудники полиции. Одним из тех самых доказательств из той самой совокупности, подтверждающих вину Борисова, как позже упомянет прокурор Сергуняева, станет сообщение с телефона Борисова о том, «нас с Женей задержали».
Дмитрий Борисов выступил с последним словом, в котором сказал, что вышел на площадь именно потому, что любит свою страну, и именно тот факт, что его и других граждан не услышали в тот день, а подвергли задержаниям и судебному преследованию, может в дальнейшем привести к «голодному и кровавому бунту».
Выступления адвокатов разделилось на две части – на строго-формальную в исполнении Николая Фомина и риторическую в исполнении Ильи Новикова.

Адвокат Николай Фомин начал с того, что указал, что боец Ерохин был допрошен в качестве потерпевшего за 5 часов до того, как было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, то есть, по сути, вне процессуальных рамок и не уполномоченным на то лицом. Далее были оглашены показания свидетелей, отмечены явные нестыковки показаний со стороны защиты и обвинения, и сделан вывод о том, что видеозаписи позволяют установить, что полицейские давали недостоверные показания. Далее, на основании видеозаписей и с отсылками к ним, Фомин описал характер действий Борисова, которого били, потом тащили в положении голова ниже ног, раскритиковал экспертизу видеозаписи, сделанную ФСБ, и сделал вывод о том, что вина Дмитрия Борисова, его «внезапно возникший преступный умысел» – не доказаны.
Адвокат Илья Новиков начал с того, что охарактеризовал целеустремленность следственной группы, возглавляемой Габдуллиным, зарекомендовавшим себя еще в Болотном деле, и после посадок «узников 6 мая» рванувший вверх по служебной лестнице. Новиков акцентировал внимание на том, что следователи специально просматривали огромные массивы видеозаписей, выискивая людей, которых можно было притянуть к уголовному делу, выдать объем и масштаб. Дальше Новиков поведал о том, как потерпевший Ерохин, спустя два месяца вспомнил, что его шлему было очень больно, и в день своего рождения провел много часов на допросе у следователя Уранова (до возбуждения уголовного дела, как ранее отметил адвокат Фомин).
Дальше Илья Новиков подробно остановился на показаниях полицейских. Ему пришлось рассказать о том, что двоим из них уже ранее приходилось лжесвидетельствовать по административным делам, при рассмотрении которых они, по иронии судьбы, уже были допрошены Новиковым, и не смотря на отсутствие себя на видеозаписях задержаний, утверждали, что задерживали именно они. Какую-то, сравнительно небольшую, часть своего выступления Илья Новиков произносил, надев полицейских защитный шлем «Джетта» – тот самый, который был на Ерохине в момент «удара». Это выглядело бы достаточно забавно, если бы не выводы, которые с неизбежностью следовали из его слов – шлем противоударный, и нанести удар так, чтобы Ерохину было действительно больно, из положения лежа-ноги-выше-головы, практически невозможно.
– Если три года просят вот за это, – Илья Новиков стукнул ладонью по шлему – при 5 годах, максимальных для части 1 статьи 318, то у другого человека невольно возникнет вопрос, почему бы не ударить сильнее, если даже за такое дают три года?

В завершение своей речи Илья Новиков попросил судью дать ему возможность процитировать отрывок из книги, в котором приводилось описание дела, заведенного 50 лет назад, 22 январа 1967 года на демонстранта, стоявшего с плакатом среди других немногих на Пушкинской площади. Свидетель обвинения, некий товарищ из ВЛКСМ НКВД и т. д. и т. п., тогда пояснил, что демонстрант вел себя неадекватно, не реагировал на требования, дважды стукнул его древком флага, а товарищ прокурор запросил… 3 года лишения свободы. Илья Новиков подчеркнул, что сегодня все происходит быстрее, и возможно, отвечать придется за происходящее гораздо раньше, чем кажется.
22 февраля 2018 года, в Тверском районном суде судья Гордеев огласит приговор Дмитрию Борисову. Это последнее испытание для судьи Гордеева, и очередное – для московской оппозиции, которой неплохо бы поддержать своего невиновного товарища.

Автор – Олег Еланчик
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *