Мосгорсуд оставил двоих участников "АнтиДимона" под стражей - Sota.Vision

Мосгорсуд оставил двоих участников “АнтиДимона” под стражей

Сегодня Московский Городской суд рассмотрел сразу две апелляционных жалобы участников антикоррупционной демонстрации 26 марта на продление срока содержания под стражей.

Сначала “судья” Борисова оставила под стражей Алексея Политикова, затем “судья” Никишина точно так же поступила с Дмитрием Борисовым. Оба фигуранта обвиняются в “применении насилия в отношении представителя власти” по части 1 ст. 318 УК РФ. В ходе заседания по жалобе Борисова выснилось так же, что, оказывается, оба обвиняемых проходят по одному и тому же уголовному делу, несмотря на то, что им вменяются в вину совершенно разные эпизоды.
В обоих заседаниях сторону обвинения представляли прокурор Иванникова и следователь Северилов. Их роль, в основном, заключалась в том, чтобы, независимо от того, какие аргументы излагает адвокат, выдавать стандартный комплект фраз:
“Полагаем, что постановление следует оставить без изменения, жалобу без удовлетворения. Может скрыться, воспрепятствовать ходу следствия, оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства. Считаем, что доводы защиты в полной мере учтены судом первой инстанции, оснований для изменения меры пресечения нет”.

Адвокат Сергей Бадамшин, защищая Политикова, сослался на Постановление Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года, который характеризует содержание под стражей как исключительную меру, применение которой должно быть обоснованно фактическими обстоятельствами, а не голословными утверждениями, как это происходит в деле Политикова, у которого, помимо прочего, трое несовершеннолетних детей. Так же адвокат указал на то, что у Политикова обострились хронические заболевания, а в медицинском обследовании ему было отказано. Отдельно адвокат акцентировал внимание на том, что следствие почти завершено, все следственные действия со свидетелями и потерпевшими проведены, что полностью обесценивает фразу “может воспрепятствовать ходу следствия, оказать давление на свидетелей”, и без того ничем не обоснованную.

Когда “судья” Борисова удалилась в совещательную комнату, приставы вывели слушателей и журналистов из зала. Спустя примерно 10 минут выяснилось, что “судья” огласила решение без слушателей и прессы, которых в зал на оглашение никто не пригласил.

Адвокат Дмитрия Борисова, Николай Фомин тщетно пытался заставить “судью” Никишину дождаться возвращения второго адвоката, Ильи Новикова, из другого процесса – ему требовалось на это порядка 40 минут. Дмитрий Борисов потребовал отложить заседание, желая видеть своего адвоката, потребовал допустить к участию второго защитника, Петра Курьянова, присутствовавшего в зале, но суд отказал ему в обоих случаях.
После чего Николай Фомин подчеркнул, что следствие полностью завершено, все свидетели опрошены, все экспертизы проведены, и задал четыре вопроса, не требующих ответа:
1) Как Дмитрий Борисов может оказать давление на свидетелей и потерпевших, если все они, без исключения – полицейские?
2) Как Дмитрий Борисов может уничтожить доказательства, если материалы дела находятся в Следственном Комитете, и доступ к ним есть у ограниченного круга лиц?
3) Как Дмитрий Борисов может скрыться от следствия, если его паспорт, как гражданский, так и заграничный, изъят следователем?
4) Как он может воспрепятствовать ходу следствия, которое уже завершено?

Так же Николаю Фомину пришлось упомянуть, что, вопреки аргументам следователей, дом, в котором прописан Дмитрий Борисов, не сгорел, а реально существует, и напомнил, что в материалах дела имеются его фотографии. Так же и Николай Фомин, и сам обвиняемый пояснили, что вменяемая Дмитрию Борисову “попытка скрыться во время задержания” опровергается показаниями свидетелей, и заключается в том, что Дмитрий Борисов поднялся на чердак своего дома, чтобы сообщить друзьям о начавшемся у него обыске, после чего спустился уже в сопровождении полиции, которая успела до начала обыска окружить дом со всех сторон.

Прокурор Иванникова ответила только на один из предложенных вопросов, но весьма своеобразно:
“Окончание следствия не является основанием для изменения меры пресечения”.

Доводы защиты были в полном объеме проигнорированы “судом”, обе жалобы были отклонены, оба постановления о продлении содержания под стражей оставлены без изменения.

Оба фигуранта были участниками мирной акции протеста 26 марта в Москве, в ходе которой попытались помешать незаконным действиям сотрудников полиции, без объяснения причин хватавшим граждан применявшим против них силу. Алексей Политиков обхватил полицейского, пытаясь оттащить его от другого гражданина, а Дмитрий Борисов схватился за своего знакомого Евгения Антохина, когда того схатили и потащили в полицейский автобус без объяснения причин.

Напомним, что вопреки положениям 54-ФЗ “О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании” и позиции Конституционного суда, власти города Москвы объявили антикоррупционную акцию 26 марта несогласованной. В этот день в Москве было задержано 1049 человек, более 759 административных дел поступили в Тверской районный суд, который в полном объеме встал на сторону городских властей. Фигурантами уголовных дел стали 8 человек, из которых четверо уже были приговорены к реальным срокам лишения свободы, последним из которых стал Андрей Косых, приговоренный к четырем годам колонии общего режима.

Неоднократное посещение нашими корреспондентами судов по мерам пресечения позволяет сделать вывод о том, что доводы защиты попросту не имеют никакого значения, если в зале отсутствует пресса и слушатели, потому что “судьи” не принимают их во внимание. Поэтому мы настоятельно рекомендуем нашим читателям посещать суды по делам, заведенным после массовых акций протеста, рассказывать о происходящем в судах в соцсетях, делиться со своими коллегами, друзьями и знакомыми. Наш корреспондент сумел запечатлеть прокурора Иванникову и следователя Северилова. Они страшно возмущались, требовали удалить эту фотографию, но судебное заседание – открытое и публичное. Как и деятельность представителей власти, должностных лиц. А эти “лица”, на наш взгляд, обязательно должны быть на свету, в центре внимания.
Это пока еще записано в законах нашей страны.

Прокурор Иванникова и следователь Северилов

 

Дмитрий Борисов переговаривается со своим адвокатом

 

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *