Сергей Удальцов: запрет на политическую деятельность - Sota.Vision

Сергей Удальцов: запрет на политическую деятельность

Сегодня, 13 сентября, в Симоновском районном суде рассматривался иск о назначении административного надзора лидеру “Левого фронта” Сергею Удальцову. Оппозиционер был привезен в суд из спецприемника “Мневники”, где отбывал арест по статье 20.2 часть 8 КоАП ( повторное нарушение на митингах), в связи с мероприятием против повышения пенсионного возраста.
Удальцов выглядел очень бледным и сильно похудевшим, т.к. голодает уже 30-й день, но держался бодро и говорил, как всегда, очень хорошо.
Сначала голодовка Сергея была “сухой”, и он неоднократно был госпитализирован в связи с ухудшением здоровья и обезвоживанием организма. Только с 4 сентября Удальцов начал пить воду, но голодовку не остановил. В зале мест было мало, но слушателям, которым не хватило места, позволили оставаться в зале стоя.
Защиту представляли адвокаты Виолетта Волкова, Дмитрий Аграновский, Дмитрий Репкин. Виолетта Волкова заявила о несоответствии подписи подполковника Попова на исковом заявлении и на доверенности его представителю, а также о том, что полицейские, подавшие иск об административном надзоре, не имеют необходимого для этого юридического образования. Она изначально подала два ходатайства – о проведении экспертизы для проверки идентичности подписей Попова, и об отклонении иска в связи с заявленными нарушениями.
Первым судья Муссакаев рассмотрел ходатайство об отклонении иска, и, отказав в его удовлетворении, сделал бессмысленным рассмотрение ходатайства об экспертизе почерка Попова (позже сам Попов по звонку подчиненного приехал на заседание, не имея никакого процессуального статуса, и заверил суд, что подписи принадлежат ему. Суд не счел возможным усомниться в его словах). Также к делу были приобщено заявление от родителей Удальцова, связанное с их состоянием здоровья, и ходатайство депутата Сергея Шаргунова, в котором было сказано о том, что для профессиональной деятельности в качестве журналиста “Свободной прессы”, Сергею нужна максимальная свобода передвижения.
Полицейский, представлявший иск, потребовал для Удальцова условий, по своей жесткости приближающихся к домашнему аресту, а именно: четыре раза в месяц являться по месту регистрации, не выезжать за пределы Москвы и московской области, находиться дома с 22 ч до 6 часов утра, а главное- запрет на посещение митингов, пикетов, ” и иных” массовых мероприятий. Что означает слово “иные”, пыталась выяснить Виолетта Волкова.
На вопрос, включает ли это определение запрет на посещение дней рождения, или на то, чтобы отводить 1 сентября для детей в школу на торжественную линейку, он сперва колебался, а потом ответил утвердительно:на День Рождения – нельзя, на линейку- тоже нельзя. Эти ограничения предполагалось распространить до снятия с Удальцова судимости по “Болотному делу”, т.е., на 5 лет. Волкова заявила, что возможность запрета на любые встречи с людьми- вещь совершенно немыслимая, что любое нарушение может повлечь реальный срок для ее подзащитного, и поэтому точные определения просто необходимы.

Дмитрий Аграновский, адвокат С. Удальцова. Симоновский суд

Адвокат Аграновский также настаивал на принципе правовой определенности, и просил привести конкретный список мероприятий, посещение которых должно быть запрещено. Также адвокаты говорили об отсутствии приписываемых Удальцову правонарушений ( один раз он был задержан за то, что просто давал интервью, в другом случае-приписываемого участия в несогласованном мероприятии не было). Так или иначе, два правонарушения делают надзор формально возможным, но не обязательным. Сам Удальцов говорил с присущим ему спокойствием и юмором, он поддержал мнение адвокатов, указал на главную цель полицейского иска- препятствовать его законной политической деятельности. В своей речи он, и его защитники напомнили еще об одной немаловажной детали: оказывается, время, проведенное под капельницей, не учитывалось, как время ареста, даже несмотря на присутствие конвоя в больнице! Эти дни Удальцову прибавляют к сроку его ареста. Казалось бы, любой заключенный имеет право на болезнь. Оказывается, нет. В результате решения суда надзор над Сергеем Удальцовым был установлен, хотя необходимость “отмечаться” была снижена с -х до 2-х раз в месяц, список запрещенных мероприятий ограничен политическими акциями. Запрет на выезд за пределы Москвы и МО остался. Сам срок административного надзора вместо предполагаемых 5-ти должен составить 3 года, что тоже совсем немало. Конечно, решение суда будет обжаловано. Но пока Удальцов снова возвращается в спецприемник.
Автор – Мария Рябикова
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *