"Тушите свет": преступные выборы за закрытыми дверьми - Sota.Vision

“Тушите свет”: преступные выборы за закрытыми дверьми

Video

Видео SotaVision

Выясняем, зачем ТИК Ховрино «забаррикадировался» вечером 21 сентября, что происходило за запертыми дверями, куда не удавалось попасть ни членам комиссии, ни представителям СМИ, МЧС и даже полиции.

Пока готовился этот материал, в ночь с 23 на 24 сентября председатель ЦИК Элла Памфилова официально отчиталась об итогах выборов в Госдуму. Примечательно, что в своем выступлении она сделала акцент на регионы, когда говорила об «ошибках». О Москве и МО, которая «Единой России» представляется регионом депрессивным, речи почти не было. Мы же разберем из ряда вон выходящую историю, произошедшую как раз на севере Москвы, в 15 км. от Кремля и в 16 – от ЦИК.

Северный административный округ, район Ховрино, ул. Флотская, д.1. В трехэтажном здании управы сразу трех районов и администрации трех муниципальных округов. ТИК Ховрино – на втором этаже.

Ночь с 18 на 19 сентября прошла спокойно. Члены территориальной комиссии, ратующие за соблюдении законности, не дали председателям УИК пойти по так называемой «схеме курильщика», хотя те пытались отдать протоколы сначала на внесение данных в ГАС «Выборы», а уже после этого заполнить увеличенные формы сводных таблиц (УФСТ). Порядок был соблюден, к вечеру понедельника итоговые протоколы ТИК  доставили в окружную комиссию (ОИК) на третий этаж.

sms-hovrino-2В какой именно из вышестоящих комиссий заметили ошибки в протоколах ТИК, нам выяснить не удалось. В среду, 21 сентября, протоколы возвращаются на исправление в ТИК, председатель Николай Савон созывает комиссию для заседания «по вопросу повторного протокола 2-х УИК».

К назначенному времени на место предстоящих событий начинают съезжаться члены комиссии, включая зарегистрированных активистов. «Управские», по словам наших собеседников, ведут себя подозрительно, явно что-то скрывая. Вместо 18:30 Савон переносит начало заседания на 21-22 ч, объясняя это «опаздывающими коллегами». В это же время некоторые активисты замечают на столах в ТИК пустые бланки протоколов УИК.

 

Михаил Цветаев, член окружной избирательной комиссии

Михаил Цветаев, член окружной избирательной комиссии

Заметил еще пустые протоколы и член ОИК с правом совещательного голоса (ПСГ) Михаил Цветаев: «Я ходил некоторое время по ТИК, изображал из себя ничего не понимающего простачка. Как только они поняли, что я хоть чуть-чуть понимаю, что происходит, они сразу незаконно меня оттуда выставили, позвонив при этом какому-то загадочному человеку в Мосгоризбирком, – рассказал Михаил. – Я видел у них на столе пустые бланки протоколов УИК. Предполагаю, что часть этих бланков пошла на то, чтобы в глубине управы работать с ними».

 

Денис Юдин, член московской избирательной комиссии

Денис Юдин, член московской городской избирательной комиссии

Денис Юдин – член Мосгоризбиркома. Он собственными глазами 21 сентября наблюдал за процессом подписывания протокола УИК №458 одним человеком за всех членов комиссии:

«Когда я приехал в ховринскую управу, увидел знакомые лица, в том числе председателя ТИК Ховрино Николая Савона. Никого приветствовать не стал, не хотел привлекать к себе много внимания. Членам комиссии было не до меня, потому что они хлопотали с кучей разных бумаг.

Я услышал, что какой-то документ они собираются нести в другой кабинет, потихонечку проследовал за ними. Увидел незнакомую мне ранее женщину, которая сидела возле компьютера, что-то просчитывала. Рядом стояли несколько человек, совещались, что и как изменять – в каких строках и тому подобное. Они постоянно консультировались с кем-то по телефону.

Потом люди разошлись, остались та женщина и еще одна девушка. Девушка, получив распечатанный протокол, начала с ним работать. Мне стало очень интересно, что она собирается делать с только что распечатанным протоколом. Как я и предполагал, случилось самое худшее. Она достала печать, поставила печать на этот протокол и начала ставить подписи за себя и за других членов комиссии, положив другой протокол у себя перед глазами в качестве образца.

Когда она поставила примерно половину подписей, я подошел к ней и начал задавать вопросы. Когда девушка узнала, кто я, она заметно стушевалась. Представилась она заместителем председателя УИК №459. На вопрос, чем она занимается, девушка сказала: «Вам ответят в соседнем кабинете».

В соседнем кабинете на меня начали кричать, а затем председатель ТИК Николай Савон и еще двое членов комиссии, скрутив мне руки, силой вытолкали меня за двери».

Примерно в 20:30 возле трехэтажного здания на Флотской, д.1, становится жарко. Съезжаются представители различных СМИ, подтягиваются активисты, трое кандидатов – кто-то с доверенными лицами, члены вышестоящих комиссий. Такое внимание пришлось явно не по душе «управским» членам ТИК Ховрино, которым кровь из носу нужно было быстро переделать протоколы нескольких УИК и свои итоговые протоколы.

К этому моменту по команде Николая Савона дверь на второй этаж уже закрыта. В дверь постоянно стучат. Через несколько минут Савон командует выключить в помещении ТИК свет. Сам он запирается в небольшом кабинете и по телефону советуется с кем-то из Мосгоризбиркома.

На голову запершимся членам ТИК падает еще одна проблема. Для внесения изменений в итоговый протокол ТИК необходимо переделать несколько протоколов УИК. Нарисовать своей рукой чужие подписи, если не очень заботишься о качестве, нетрудно. Гораздо сложнее добыть печати председателей УИК, которых в здании нет. Вариант поступить по закону – созвать комиссию УИК, пересчитать бюллетени и книги избирателей, чтобы сделать как положено повторный протокол, – не рассматривался вовсе.

Одна из членов комиссии предлагает спустить со второго этажа на первый веревочку, чтобы внизу привязали печати, и поднять их наверх. Однако окно она открыла только для того, чтобы попасть под вспышки и объективы трех камер. Печати все же как-то попали в ТИК. Предположительно, через черный ход.

В этот момент обозначилась новая проблема. Представители УИК не горели желанием «светиться» перед журналистами и активистами, а у черного хода уже образовалось спонтанное дежурство. Тем не менее, несколько раз люди, стоявшие на улице, видели, как открывается дверь черного хода, слышится мат и дверь захлопывается обратно.

У парадных дверей здания обстановка накалилась еще больше. Недовольная толпа вызвала полицию, постоянно требовала открыть дверь. Кто-то почувствовал запах гари, вызвали МЧС. Семь пожарных машин приехали тушить пожар, которого не было. Запершиеся внутри «управские» тиковцы не поддавались на уговоры, запах гари их не страшил, спасателей впускать они отказались. Не открыли дверь и начальнику ОВД «Левобережный» Сергею Степанову. Безуспешно пытался воздействовать на затворников член Мосгоризбиркома с правом решающего голоса Петров, тщетно старался и глава управы.

«Финита ля комедия» была объявлена в начале одиннадцатого часа вечера. Эмоции, взаимные возмущения, претензии, казалось, разнесут маленькое помещение ТИК Ховрино, если бы не пришла «помощь» сверху. С третьего этажа спустилась женщина из ОИК, пригласила всех к себе наверх а-ля «обсудить спокойно в вышестоящей комиссии».

hovrino

Кузнецов Дмитрий Анатольевич, председатель УИК 442 и его супруга Кузнецова Марина Валентиновна

В ОИК поднялись все, кроме журналистки Елены Барковой, оставшейся дежурить на лестнице. Сначала она стояла между вторым и первым этажами, а затем поднялась на пролет между вторым и третьим. Стоило ей ненадолго пропасть из объектива камер, как из того коридора второго этажа, в котором кроме ТИК располагаются и другие помещения, началось открытое бегство представителей УИК. С двумя из них у Барковой и произошел конфликт, который имеется на видеозаписи. О нападении девушка написала заявление в полицию.

Около 23 часов началось открытое заседание территориальной избирательной комиссии района Ховрино. Повестка дня: внесение изменений в итоговый протокол ТИК.

Какие именно изменения вносились и как при этом нарушались законы, рассказывает участник проекта «Гражданин наблюдатель» с пятилетним стажем Андрей Прокофьев, который также пристутствовал в ТИК Ховрино 21 сентября:

Андрей Прокофьев, участник проекта "Гражданин наблюдатель"

Андрей Прокофьев, участник проекта “Гражданин наблюдатель”

«На этих выборах часть людей голосует по открепительным удостоверениям. Открепительное удостоверение одно, а вот в зависимости от того, где прописан человек, ему выдают либо один, либо два бюллетеня. Если он прописан в том же округе, то ему выдают два бюллетеня. Тем же, кто приехал, например, из Саратова, выдают только один бюллетень. Человек, не прописанный в данном округе, не может выбирать здесь одномандатника.

Откуда шли массовые “косяки”? Массовые “косяки” шли от строки №1: число избирателей, внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования. А тут редчайший случай. В протоколах №1 (одномандатники) и №2 (федеральный) должны быть разные цифры, потому что число голосовавших по партийным спискам всегда больше числа голосовавших за одномандатников. Ведь часть из них приехали из того же Саратова и за Белых, например, голосовать не могли.

А многие комиссии в протоколах №1 и №2 написали сначала одинаковые числа, и, соответственно, то же самое по строке 13. Тут все пляшет вокруг этих двух строк, остальные нас не интересуют. Смотрим изначальную версию протокола, берем УИК №450. Он самый показательный, потому что там 114 человек проголосовало по открепительным. Они это мотивируют тем, что рядом находится «Метрострой», в котором работают много приезжих. Смотрим на первую строку. В первоначальном варианте у них было 2644 избирателя, а в исправленном – 2528. То есть куда-то исчезли избиратели. Здесь понятно, что они исправили. В начальном варианте в строке 13 стояла цифра 114, а в конечном оказывается только 1.

Так вот, выяснить, давали им два бюллетеня или нет, мы не можем. Если они работали честно и просто сделали технический “косяк”, это нестрашно. Но вполне возможно, что они выдавали бюллетени людям, не имеющим активного избирательного права на данных выборах. Человек из Саратова не может голосовать за Белых. Таких участков было несколько, как минимум, еще УИК №449 и №459. Их они и исправили.

По закону, изменения в строке 1 возможно только путем вскрытия уже опечатанных мешков с книгами избирателей, и пересчета подписей избирателей по этим книгам. Для того, чтобы вскрыть и пересчитать, нужно либо решение ТИК, которого не было, либо решение суда. А они просто подогнали цифры под те, какие им были нужны. Это еще одно нарушение закона.

Для того, чтобы переподписать протокол ТИК и внести изменения в ОИК, сначала изменили три протокола УИК. Для того, чтобы переписать протокол УИК, нужны все члены УИК, нужно пересчитывать подписи избирателей и бюллетени. Они этого не сделали.

Что они сделали на самом деле? Возможны два варианта. Первый: они просто неправильно составили протокол, а людям из Саратова, как и положено, выдавали по одному бюллетеню. Второй, более грубый вариант: они выдавали два бюллетеня».

Подсчитать точное количество жалоб и заявлений за вечер 21 сентября нам не удалось. В итоге несколько членов ТИК отказались подписывать повторный протокол. Большинством голосов ТИК его все же приняла.

Дозвониться до Николая Савона нам не удалось.

Территориальная отчиталась перед окружной комиссией, окружная – перед Мосгоризбиркомом и так далее. Элла Памфилова минувшей ночью отчиталась перед президентом. «Честные выборы».

Подготовил Алексей Табакаев

 

 

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *