Зимовец: за ушиб мягкого места у полицейского будет сидеть 2,5 года - Sota.Vision

Зимовец: за ушиб мягкого места у полицейского будет сидеть 2,5 года

Video

Видео SotaVision  / Александры Агеевой

Сегодня Тверской районный суд приговорил Станислава Зимовца к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима, признав его виновным в умышленном применении насилия сотруднику Росгвардии.

Станислав Зимовец стал третьим приговоренным к лишению свободы по делу 26 марта. И Юрий Кулий, получивший 8 месяцев колонии-поселения, и Александр Шпаков, получивший 1 год 6 месяцев общего режима, пошли на сделку со следствием, признали свою вину, и их дела рассматривались судом в особом поряке, без представления доказательств и прений сторон. Поведение же Зимовца было совершенно другим. Он изначально не признал вины, настаивал на том, что вмешался в ситуацию, когда сотрудники Росгвардии избивали других людей. Общаясь с гражданами, которые пришли его поддержать, он сказал, что «должен через это пройти, и готов к этому. Это мой вклад в развитие гражданского общества в России».

Судья Ермакова, зачитывая приговор, упомянула о том, что Зимовец раскаялся в содеянном. Однако, это не соответствует действительности. «За что я должен был раскаяться? За то что пытался помешать избивать детей?!» – недоумевал Зимовец. Так же судья Ермакова неоднократно повторяла, что 26 марта имела место несогласованная акция и нарушение общественного порядка со стороны митингующих граждан.

Однако, и это неправда. Напомним, что власти города Москвы, нарушив 54-й Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании», не предложили организаторам акции альтернативной площадки для ее проведения, в оговоренный законом трехдневный срок. Конституционный Суд в постановлении №4-П от 14 февраля 2013 года совершенно четко разъяснил, что в этом случае акция должна считаться согласованной.

Однако власти города Москвы, а так же участвовавшие в разгоне акции сотрудники МВД и Росгвардии, а так же все без исключения судьи, рассматривавшие уголовные и административные дела в отношении участников акции, полностью проигнорировали положения закона о митингах и позицию Конституционного Суда.

Таким образом, вывод о том, что 26 марта в Москве не было никакого несогласованного митинга, но было массовое и открытое нарушение закона со стороны государственной власти, политические репрессии против мирных граждан, вышедших выразить свою позицию, напрашивается сам собой.

Только почему-то об этом не говорят журналисты и недостаточно громко говорят правозащитники. Нет ни общественного расследования, ни гневных обращений к Совету по Правам Человека, ни совместных заявлений.
Может быть, трое молодых ребят, отправленных в тюрьму — слишком мало для решительных действий?

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *