12 друзей Котова бились изо всех сил, но Мосгорсуд оставил приговор без изменений – Sota.Vision

12 друзей Котова бились изо всех сил, но Мосгорсуд оставил приговор без изменений

Мария Эйсмонт

“Свободу Котову!”,”Приговор Котову – приговор всей России!”, “Долой путинское кривосудие!”, – кричат возмущенные люди, покидая здание Мосгорсуда. Здесь на протяжении 7 часов было сказано много слов о том, почему Константина нужно отпустить, а несоразмерный и чудовищный в своей несправедливости приговор – отменить. Однако судье Нине Шараповой потребовалось немногим более 20 минут на то, чтобы решить судьбу программиста из Москвы, осужденного по “дадинской” статье 212.1 УК РФ за неоднократное нарушение правил проведения митингов. Перед главным ходом в Мосгорсуд баррикада из штативов, журналисты ждут выхода участников процесса. Первой к представителям СМИ вышла Екатерина Шульман – член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества, политолог:

“Как вы все знаете, приговор оставлен без изменения. Но это не последняя стадия. Бумага наша в деле, как и остальные. Как и петиция, под которой оставлено больше 100 тысяч подписей. Так и письмо священников РПЦ. Всё этот не пропало . Главное, что нужно знать о судебных процессах – это то, что они не заканчиваются практически никогда. За каждой стадией следует следующая. За этим судом есть Верховный суд, есть ЕСПЧ. Тут хочется сказать “есть и Божий суд, наперсники разврата”. Но это уже не процессуальная стадия. Хотя об этом тоже на самом деле полезно помнить. Вот этой статьи, по которой сейчас осуждён Котов, не должно существовать. Мы надеялись, что мы её убили и закопали, а она вылезла и хватает живых людей”

Екатерина Шульман

Незадолго до апелляции Котова Совет по правам человека при Президенте РФ выпустил заключение по делу, в котором призвал отменить приговор. Документ был сегодня приобщен к материалам уголовного дела по ходатайству защиты. Одному из немногих, заявленных сегодня адвокатами, что счел нужным удовлетворить Мосгорсуд.

Пока журналисты ждут делегацию защитников, вокруг здания Мосгорсуда толпятся люди. Невольно думаешь, что даже самый большой зал не смог бы вместить всех тех, кто провел день за Константина Котова в суде, тех, кто терпеливо стоял в очереди, много часов сидел на полу перед небольшим телевизором в комнате для трансляций. Среди них – ещё один герой “московского” дела Алексей Миняйло, сейчас уже свободный от уголовного преследования. Он эмоционально общается с прессой:

“Власть говорит :” Мы можем взять самых лучших из вас. Тех, кто заступается за других, кто не может защитить себя сам. Мы сделаем это просто потому, что можем. Потому что мы здесь власть”. Они здесь не власть и мы их остановим”.

Тем временем, под аплодисменты толпы, выходит группа защитников. В этом процессе у Константина Котова их было 12.
 Мария Эйсмонт, представляющая интересы Константина с самого начала его уголовного преследования, а также Эльдар Гароз, Анна Ставицкая, Михаил Бирюков, Вера Гончарова, Алхас Абгаджава, Юрий Костанов, Александр Пиховкин, Анастасия Саморукова, Алексей Липцер, Анастасия Костанова и Оксана Маркеева  согласились защищать Котова за символический гонорар в 212 рублей 10 копеек.  Мария Эйсмонт благодарит коллег, называет их цветом отечественной адвокатуры. Разговор о деле Котова Эйсмонт начинает с практического примера. Вокруг группы защитников в этот момент пара десятков представителей СМИ:

“В принципе, то, что здесь сейчас происходит, с точки зрения правоохранительных органов, господа, можно вполне назвать несанкционированным митингом. И каждый из вас может записать себе какую-то часть статьи 20.2 КоАП РФ. Например я, уж точно, как минимум вторую, как организатор. Поскольку стою в середине и что-то говорю. Это вообще крамола. А вы, наверное, как участники пойдёте. К сожалению, мы находимся на той стадии, когда просто группа граждан, собравшись и решив что-то обсудить, решив куда-то пойти, решив высказать абсолютно мирный протест против чего-то, что их не устраивает, группа не нарушает никаких правил, не призывает к насилию, не совершает никаких насильственных действий. Но собрание объявляется несогласованным, несанкционированным, даже незаконным массовым мероприятием и грозит участникам сначала административной, а после и уголовной ответственностью. Сегодня наш подзащитный Константин Котов получил от суда ещё раз эти свои 4 года. 4 года, я прошу обратить на это внимание, лишения свободы в колонии общего режима получил человек, который один раз пришёл к памятнику, постоял, поговорил, дал интервью и был задержан. Второй раз собрался на тротуаре у здания ФСБ. Поговорил, дал несколько интервью, пошёл погулять по пешеходный улицам центра Москвы и был задержан. В третий раз он шёл по бульварам в компании нескольких человек, не выходя на проезжую часть, не призывая к насилию. Просто разговаривал со своими друзьями и был задержан. 10 августа – вышел из подземного перехода станции метро “Китай-город”, прошёлся в течении 38 секунд в сторону памятника героям Плевны и был задержан. А теперь он проведёт 4 года в колонии. Это та вопиющая ситуация, в которой, к большому сожалению, мы находимся здесь. Мы не впадаем в уныние. Мы не бьемся в истерике. Просто мы имеем дело, к сожалению, с очень серьёзным противником в виде разложившейся судебной системы”.

Своим мнением о исходе апелляции делятся и близкие друзья Константина Котова. Журналист Виктория Ивлева пришла на заседание с цветами, у нее в руке красная гербера. На вопрос о том, почему суд не учел мнения общественности, Ивлева ответила:

“Мы для суда – не люди.Мы для суда – тараканы, червячки, гусеницы, тля, клопы… Вы бы обратили внимание на требования клопов? Это первое. А второе… Страх. Страх вообще плохой советчик. А они боятся. Им дан приказ, а приказ надо выполнять. Они в той самой прекрасной России через много лет будут говорить, что они были просто солдатами и выполняли приказ. Вот и всё. Так и будет. Мы не должны в это верить и должны будем их всех подвергнуть люстрации”.

Виктория Ивлева

Среди почти полутора сотен людей, пришедших в Мосгорсуд поддержать Константина Котова был и тот, дело которого дало имя статье о неоднократном нарушении правил проведения митингов, Ильдар Дадин так прокомментировал ситуацию с применением “дадинской” статьи:


“Я видел ещё по своему делу, что статья – это всего лишь формальность. Статья неоднократное нарушение правил проведения митингов – это формальность. По сути, преступному кремлевско-террористическому режиму нужно чтобы люди не боролись с его преступлениями, не выражали свои конституционные права. В частности, право на выражение мнения посредством мирных собраний. Это основные конституционные права. Им нужно, чтобы люди закрыли рот о любых преступлениях, которые творит Кремль. И чтобы они вторили лживой пропаганде о том, как у нас все хорошо и здорово”.

Ильдар Дадин

7 часов на то, чтобы 12 профессиональных юристов как попугаи повторяли то, что очевидно даже при отсутствии юридического образования – не виновен. Поскольку в голове не укладывается , что человек может отправиться в тюрьму за то, что мирно выражал свою гражданскую позицию. 7 часов потрачено и на то, чтобы профессиональный юрист в погонах отвечал защитникам: “совокупность представленных доказательств полностью подтверждает виновность Котова”. Эта страшная сюрреалистичная сказка, в которой нам теперь жить, а Константину Котову – сидеть. Однако даже в ней нашлось место чему-то светлому. В получасовом перерыве мама Анны Павликовой сообщила о том, что Константин и Анна решили пожениться. Так посреди хаоса и мрака рождается что-то стоящее. Любовь должна побеждать любое зло и дарить надежду. В своем последнем слове Константин Котов сказал: «Тираны не вечны, придет время строить свободную прекрасную Россию».

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/