ЧЕСТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА: РАНЬШЕ УБИВАЛИ, ТЕПЕРЬ САЖАЮТ – Sota.Vision

ЧЕСТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА: РАНЬШЕ УБИВАЛИ, ТЕПЕРЬ САЖАЮТ

Журналист Владимир Шевченко Фото:Finnews.ru

Алексей Михеев

Решением Василеостровского суда от 19 ноября редактор питерского сайта Finenews Владимир Шевченко освобожден из СИЗО. Мера пресечения всего-навсего поменялась на домашний арест, но родные и близкие журналиста радуются даже такому результату. Под арестом он просидел с весны 2018 года.

Вряд ли большинство людей обратит на этот случай внимание. Всё новые и новые посадки по  «московскому делу» отвлекают большинство из нас от тех проблем, с которыми сталкивается любой настоящий журналист в своей работе. О нашумевшем деле Ивана Голунова, прогремевшем нынешним летом, многие уже порядком забыли, но питерский случай абсолютно идентичен московскому. И, если Ивану Голунову подкинули наркотики, то с Шевченко обошлись куда более хитроумным способом.

Happy end?

Журналиста до сих пор обвиняют в вымогательстве 1,2 миллионов рублей у «Россельхозбанка», и формально это обвинение до сих пор не снято. Сайт Sota.Vision периодически освещал этот судебный процесс, поэтому мы напомним здесь только основную канву. В начале марта 2018 года состоялись переговоры Шевченко с представительницей банка Марией Бетехтиной. Встреча проходила в кафе «Марчеллис» на улице Одоевского. На суде Бетехтина утверждала, будто бы Шевченко угрожал ей и по сути шантажировал. Подсудимый же заявлял, что во время переговоров выяснялись только вопросы об обычном информационном партнерстве – для СМИ это вообще банальный случай. Подписали договор, ударили по рукам, а вслед за тем журналиста арестовывают.

Суд продолжался год и восемь месяцев. Запрашивались данные билинга от компании «Билайн», которые приходили ни шатко, ни валко, а затем терялись. Работа по вызволению Шевченко была проведена гигантская. Подключились специалисты центра судебной экспертизы Минюста, которые доказали: в словах Шевченко, прозвучавших на аудиозаписи с гаджета Бетехтиной, нет ни угроз, ни вымогательства. Личными поручителями журналиста выступили главный редактор петербургского «Коммерсанта» Андрей Ершов, директор Института Региональной Прессы Анна Шароградская и издатель, секретарь Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Алексей Разоренов. Обращалось внимание на постоянное ухудшение здоровья Владимира Шевченко – видимо, именно это и повлияло на решение судьи Юрия Гершевского отпустить подсудимого под домашний арест.

Но мы пока не можем говорить ни о каком happy end во всей этой истории. Подсудимому всего-навсего разрешили жить дома и совершать прогулки с 10 до 12 часов. Пользоваться любыми видами связи ему запрещено.

Один крамольный текст

Из-за чего же, собственно, возник этот затяжной судебный сыр-бор? А по одной простой причине: публикуя на своем сайте объективную информацию Шевченко перешел дорогу разным высокопоставленным лицам. В частности, нынешнему министру сельского хозяйства и несменяемому председателю правления «Россельхозбанка» Дмитрию Патрушеву, которого назвал в одной из своих статей прямым текстом «неучем и плагиатчиком». Эта формулировка содержится в статье от 15 февраля 2018 года – можно проверить, она на сайте до сих пор висит.

Эти оценочные характеристики Дмитрия Патрушева в целом не подпадают даже под оскорбление. Но в статье есть абзацы, которые способны задеть за живое любого чиновника. Цитируем:

«Издание “Собеседник” провело соответствующее расследование, и выяснило, что из нескольких десятков студентов “Государственного университета управления”, с которыми Дмитрий Патрушев должен был учиться на одном курсе, его не видел и не знает никто. Прямо-таки, человек-невидимка. Вот что пишет по этому поводу журналист “Собеседника”: “Человека, который хотя бы просто вспомнил его, не нашлось”.

С диссертациями Дмитрия Патрушева тоже много странностей. Через 4 года после получения диплома университета он защитил кандидатскую диссертацию, и стал кандидатом наук. Допустим. Но каким образом он умудрился защитить докторскую диссертацию всего через пять лет, в то время, как обычно на это уходит тринадцать лет? В результате, доктором наук гражданин Патрушева стал в 31 год, вместо обычного для России возраста в 49 лет.

Как? Издание “Собеседник” отвечает и на этот вопрос. Точнее, на этот вопрос отвечает проект “Диссернет”. Цитирую журналиста “Собеседника”: “Эксперты выявили множественные заимствования”. То есть, Дмитрий Патрушев – банальный плагиатчик. Это, если допустить, что он в принципе хоть что-то писал самостоятельно. В чём я лично уже сомневаюсь.

И вот этому двоечнику доверили один из крупнейших банков страны? Кто все эти люди? Это же самая настоящая диверсия. Вредительство. За такое в своё время расстреливали».

Обращаю внимание читателей на то, что статья на сайте Finnews – не результат собственного расследования Владимира Шевченко, а всего-навсего выжимка из других информационных источников с непременной вежливой ссылкой на них. Но в своих выводах Шевченко более чем неосторожен, а последняя цитируемая фраза хоть и правдива, но всё-таки создает повод, чтобы прицепиться. Впрочем, это только мои собственные выводы. Цитируемая статья о Патрушеве вообще начинается с одних лишь цифр. Приведем эту статистику исключительно ради связности содержания.

В 2014 году убыток Россельхозбанка по международным стандартам финансовой отчётности (МСФО) составил 47,928 млрд рублей, а в 2015 году – уже 94,22 млрд рублей. 2016 год обнаружил некоторую положительную динамику в убытках: 58,926 млрд рублей, – но только за январь-сентябрь банк потерял уже 12,254 млрд рублей. Итого (данные на 30 сентября 2017 года): 206,458 млрд рублей убытков при собственном капитале банка – 178,201 млрд рублей. Вывод прост: Патрушев – это если мягко сказать – неважный руководитель и задержался на своем посту лишь благодаря тому, что отец его – секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. А вообще правосудию следовало бы заинтересоваться: это прямой повод для уголовного дела.   

В тексте не менее еще два предложения, которые объясняют ход всех дальнейших событий. «Никакого разбора полётов, никакого разбирательства, похоже, даже не планируется, – пишет Шевченко. – Совершённую диверсию и вредительство собираются тихо похоронить и забыть».

И таких инвектив на сайте Finenews на сайте очень много.

Опасный прецедент

Из любого громкого дела надо извлекать уроки. И один из них может быть озвучен опять-таки цитатой – на этот раз из ходатайства к суду от питерского Союза журналистов. Вот как она звучит: “Союз журналистов … полагает, что в данном деле затронуты или при дальнейшем рассмотрении могут быть затронуты ее (организации) интересы и права». Иными словами, если Шевченко всё-таки получит реальный срок, в дальнейшем работа по посадкам неудобных журналистов будет значительно облегчена.

Поэтому интерес к этому в целом незакрытому делу очень важен для нас. Работа журналиста, в целом малооплачиваемая, но предполагающая постоянный риск, в наши времена, увы, не находит своего общественного признания. Считается, что буквально поголовно все представители СМИ лживы и продажны, пишут то, что им диктуют и т.п., и т.п. Но такая тенденция имела место и в советские годы, однако журналистика пользовалась в ту эпоху гораздо большим признанием и молодежь в профессию в целом шла. А сейчас в нее никто не идет, потому что она непопулярна.

Можно было бы много написать о дефиците кадров, о нехватке хороших перьев, о деградации стиля и инструментария, и вообще о большом кризисе, который переживает эта профессия сейчас. Однако почему же люди были готовы нынешним летом стоять в одиночных пикетах в поддержку Ивана Голунова? Почему они выцарапывали из когтей российского кривосудия Владимира Шевченко? И сколько таких случаев по стране в целом? В прежние времена журналистов просто убивали, но сейчас гораздо практичнее их посадить. И я предполагаю, что подобные случаи всем нам в ближайшее время еще предстоят.  Не будем расслабляться.  

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/