"Дадинская" статья для Константина Котова в ускоренном темпе: три дня на знакомство с делом - Sota.Vision

“Дадинская” статья для Константина Котова в ускоренном темпе: три дня на знакомство с делом

Сегодня, 16 августа, прошло заседание по делу Константина Котова, обвиняемого по «митинговой» статье 212.1 УК. Константин – один из инициаторов одиночных пикетов за обмен пленными между Россией и  Украиной, которые уже давно проходят у Администрации Президента. Котов постоянно выступает в защиту политзаключенных, делает им передачи, его знают многие гражданские активисты. Он – один из тех, кто был арестован в следствии проходивших в Москве акций за свободные выборы. Но обвиняется Котов не в «массовых беспорядках», как остальные, а в «неоднократных нарушениях на публичных акциях» (эта уголовная статья предусматривает до 5 лет лишения свободы).

На  заседании решается вопрос о сокращении срока ознакомления с делом стороной защиты. Следствие внезапно решило сократить это время до 3-х дней, и ходатайствует об этом перед судом. Защита в лице адвоката Марии Эйсмонт протестует. В качестве слушателей присутствует правозащитница Алла Фролова, журналист Виктория Ивлева, отец Константина и его друзья – гражданские активисты. Присутствующих не так много, как на первом заседании, но все, кто пришел, знают Константина лично, кто-то – достаточно близко. В зал на этот раз поместились все. Помахать Константину рукой, выразить поддержку – самое важное сегодня.

Еще несколько дней назад Котов был на свободе, но  14 августа суд отправил его под арест (такая мера пресечения во время следствия впервые – по этой статье). И вот, вчера, 15 августа – снова новость: следствие закончено в рекордные сроки – за два дня! Все это стало напоминать старое немое кино, где лента прокручивается в ускоренном темпе… Вот и судья выносит свои решения практически неслышно – одними губами… Слов не надо.

Дальше – суд «по существу». Друзья Константина понимают –  такими темпами в любой день может быть вынесен приговор.

Вот хронология заседания. Сначала следователь ходатайствует об ограничении времени на ознакомление с делом стороной защиты до понедельника, 19 августа, 12 часов. Прокурор его поддерживает. Адвокат Мария Эйсмонт просит для ознакомления с 4-мя томами дела 2 недели, что считает разумным сроком. Она заявляет о том, что на ознакомление с делом у нее и ее подзащитного не было времени, вопреки утверждению следователя. Адвокат вспоминает, что после задержания Котова следственные действия шли всю ночь, что, кстати, запрещено УК за исключением особых случаев ( например, касающихся убийства, там, где есть трупы…) Она говорит о том, что обыск без решения суда по постановление следователя, тоже, согласно УК, допустим только в случаях, не требующих отлагательств. Однако с Константином Котовым поступили именно так.

Заметим, что за все время после задержания Котов не получил возможности даже переодеться, и не успел как следует выспаться. Адвокат также провела без сна ночь допроса и обыска и не имела времени отдохнуть.

 Кроме прочего, Мария Эйсмонт рассказала о том, как вчера представительница следствия с удивленными глазами сказала ей: “вы не поверите, но следствие уже закончено”. Так же внезапно было выдано и сообщение о том, что следствие будет ходатайствовать о сокращении срока ознакомления с делом стороной защиты.

 Эйсмонт напомнила судье Абрамовой, что на заседании по мере пресечения следователь аргументировал ходатайство об аресте Котова необходимостью масштабных следственных действий, которым обвиняемый, якобы, может помешать. Именно для этих гипотетических следственных действий была сформирована следственные группа из шести человек. И вдруг следствие заявляет об окончании своей работы и о том, что защита «затягивает дело». И не нужно знакомства с документами, главное – быстрее…

Адвокат рассказала, как она и её подзащитный неоднократно заявляли о своем желании дать показания, однако, не смогли этого сделать, так как не получили возможности предварительно побеседовать наедине. Также защите не дали исследовать доказательства по делу (среди которых, например, две книги, одна с названием “Крым наш”, другая с авторством Ходорковского).

Мария Эйсмонт поделилась и невиданной доселе любезностью СК, который выделил ей машину с шофером и спецсигналом, и доставил ей дело на дом, т.к. она должна была участвовать в другом заседании. Но исследовать четыре огромных тома до понедельника, ради чего были устроены такие “гонки”, – это дело невозможное, даже учитывая постоянную готовность адвоката откладывать свои дела, чтобы обеспечить Котова полноценной защитой.

Сам Константин заявил, что считает свое дело абсурдным: «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью» – грустно улыбнулся он.  Котов рассказал о своем задержании и следствии, а в завершение , ободряя тех, кто был шокирован неслыханной «резвостью» суда, призвал всех не поддаваться страху и продолжать  защищать всех политзаключенных и свои гражданские права.

Константин Котов – первый обвиняемый по  «Митинговой» статье 212.1 , предусматривающей уголовное наказание за неоднократные нарушения на митингах, к которому применили меру пресечения в виде заключения под стражу во время следствия. В 2015-м году против применения этой статьи выступали многие правозащитники и юристы, заявляя о том, что она противоречит Конституции РФ. Основанием для возбуждения уголовного дела против Котова послужили административные дела за участие в несогласованных  мероприятиях и за пост в фейсбуке с призывом к участию в одном из них.

Напомним, что первый приговор по  статье 212.1 УК получил гражданский активист Ильдар Дадин в 2015-м году, впоследствии он был подвергнут пыткам в колонии,  а в феврале 2017 года приговор был отменен Верховным Судом, и Дадин вышел на свободу. Это произошло после заключения Конституционного суда о том, что для возбуждения уголовного дела по статье 212.1 необходимо учитывать общественную опасность вменяемых правонарушений. В конце 2018 года обвинение по этой статье было предъявлено экологическому активисту Вячеславу Егорову из Коломны. К Егорову, как и к Дадину, в качестве меры пресечения изначально был применен домашний арест. Впоследствии Егорову заменили эту меру другими ограничениями, не связанными с лишением свободы.

Мария Рябикова.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/