Хроника “московского дела”: прокуратура просит для Владимира Емельянова 4 года колонии – Sota.Vision

Хроника “московского дела”: прокуратура просит для Владимира Емельянова 4 года колонии

Сегодня прошло очередное заседание по делу Владимира Емельянова, обвиняемого в том, что он потянул полицейского за бронежилет на акции 27 июля.  Емельянов вместе с другими участниками летних акций за допуск кандидатов на выборы, стал фигурантом так называемого “московского дела”, по которому несколько человек уже получили реальные сроки. А некоторые уже даже этапированы в Колонию.


В предыдущих сериях… На первом заседании по существу  были допрошены полицейские, потерпевший и свидетель обвинения. Следствие настаивает на физической боли, испытанной полицейским, и препятствии, которое создал Владимир Емельянов его свободе передвижения. Именно эта предполагаемая боль и препятствие действиям силовика может стоить обвиняемому свободы. Потерпевший  Косов, к слову, отвечая на вопросы адвоката, признался, что не помнит, когда и по какому поводу испытал боль. В завершение допроса он сказал,  что не имеет претензий к обвиняемому и не хочет для него строгого наказания. Однако, государственное обвинение настаивает на своей версии, то есть, на боли и других неудобствах, причиненных представителю власти.

Очередное заседание началось сегодня с ходатайств об освобождении Емельянова на время процесса из душного “аквариума”, и о изменении меры пресечения с заключения по стражей на домашний арест. По сложившейся традиции, просьбы защиты суд снова отклонил. По мнению судьи Шаниной, тяжесть предъявленных Емельянову обвинений оправдывает условия, в которых он содержится. 


Сегодняшнее заседание прошло уже в отсутствии потерпевшего и началось с просмотра видео на экране. На съёмке хорошо видно, как избиваемый человек кричит и просит помощи, и как девушка, которая тоже пришла в суд в качестве свидетеля, рискуя сама попасть под дубинки, отчаянно убеждает силовиков остановиться. Владимир Емельянов в какой-то момент пытается оттащить полицейского от избиваемых, а затем защищается от удара, выставив вперёд руки. Вот все, что он делает.

В перерыве, между просмотрами фрагментов видеосъемки, адвокаты демонстрируют модель бронежилета,  идентичную той, которая была на потерпевшем 27 июля. Адвокаты провели с предметом экипировки силовиков эксперимент, засняли его на видео и продемонстрировали в суде. По их мнению, конструкция жилета, даже при очень жёстком рывке, позволяет человеку не испытывать неудобств.

Наконец, суд перешел к допросу свидетелей защиты. В суд сегодня пришли люди, присутствовавшие во время вменяемого Емельянову эпизода и участники эксперимента с бронежилетом. В отличие от полицейских, они сделали по собственному желанию, а не по распоряжению начальства.


Один из свидетелей, журналист, расскал как к участникам акции подбежали люди в форме, стали их избивать, задерживать. Он увидел Владимира Емельянова, когда тот, очевидно, пытался увернуться от удара дубинкой, и сделал защитное движение руками. Когда полицейские стали избивать мирно стоящих людей, присутствующие испытали возмущение, и говорящий, в том числе…

Свидетель не сразу смог закончить свой рассказ. В суде сработала сирена и последовало сообщение о заложенном взрывном устройстве. Стоит отметить, что такое случается в судах Москвы теперь довольно часто. В заседании объявили перерыв. Затем всех эвакуировали из помещений «храма Фемиды».


Заседание возобновилось лишь через два часа.

Вслед за журналистом выступила молодая девушка. Инга Кудрачова, которая была в эпицентре рассматриваемого судом эпизода, рассказала, как начали избивать людей, и как её молодой человек, Борис, оказался в опасности.

“Мне было очень страшно,  я думала, что его могут просто убить! “- вспоминает Инга. 

Девушка рассказала, что руки Бориса были зафиксированы, он лежал на земле, но полицейские все равно продолжали его бить. Она пыталась пробраться к Борису, чтобы ему помочь, кричала и просила о помощи. В какой-то момент сама Инга оказалась на земле, и к ней была применена сила.  После происшедшего Борис был госпитализирован с травмой.

Подруга Инги, Елизавета Корси, подтвердила слова девушки.  Она тоже видела жестокое избиение людей. Елизавета рассказала, что на месте эпизода, на улице Рождественка, было очень тихо, и многие уже собирались разойтись, когда последовали насильственные действия полиции. По ее словам участники акции не провоцировали силовиков. Сама она, пытаясь помочь друзьям, столкнулась с насилием – её толкали, она падала… При этом, Елизавета лично видела, как, в числе прочих, полиция избивала Владимира Емельянова. 

В связи с этим адвокат Светлана Байтурина заявила ходатайство о допросе в качестве свидетеля Андрея Баршая, студента МАИ, обвиняемого в рамках того же дела, который своим телом пытался загородить Емельянова от полицейских дубинок. Однако суд не заинтересовало, что может о произошедшем рассказать Баршай.

Пообщавшись еще с несколькими свидетелями защиты, адвокат Светлана Байтурина заявила ходатайство о проверке правомерности применения силы полицейскими. В частности, со стороны потерпевшего силовика Косова – Емельянову. Адвокат указала на абсурдность ситуации: сам Косов не уверен в основном пункте обвинения, а именно, в причинении ему боли Емельяновым. При этом, настаивала защитница, на видео прекрасно видно, как потерпевший бьет обвиняемого. Но судья Шанина посчитала, что анализ действий полицейских не является чем-то необходимым для суда. Отклонив ходатайство, она публично отказалась усматривать связь между действиями полицейских и поступком обвиняемого.

После зачитывания показаний бабушки и престарелой прабабушки обвиняемого, с которыми он проживал до ареста, и положительной характеристики с работы, Байтурина задала вопросы самому обвиняемому. Отвечая ей, Емельянов рассказал о том, что считает своим долгом помощь престарелым родственницам, которые его вырастили вместо матери, и выразил опасение за их здоровье. Вины своей он по-прежнему не признал, отстаивая свое право помочь человеку, подвергающемуся опасности, отозваться на просьбу о помощи.  Владимир рассказал, что и сам он получил сильный удар дубинкой. Потерпевший попал бы ему в голову, но он загордился рукой и удар пришёлся на шею и спину.

Прокурор Журавлева, указав на смягчающие обстоятельства, попросила для обвиняемого 4 года колонии.  Адвокат Байтурина повторила свои прежние аргументы в пользу невиновности подзащитного, добавив новые. Она заявила, что общественной опасности в действиях Емельянова не было, а была защита общественной безопасности, что потерпевшему ничего не пришлось терпеть. Защитница снова напомнила: Косов сам признал, что не помнит, кто причинил ему боль. По ее словам, состава преступления в деле – нет, все возможные нормы – нарушены, потерпевшего – тоже, по сути, нет… Есть только голое обвинение.

Другой представитель защиты, Григорий Червонный, напомнил суду о бабушке и прабабушке обвиняемого, для которых Владимир делал в быту, буквально, все. Он рассказал суду, что это старые, больные женщины, которые даже не смогли выдержать свидания с внуком, которые, в силу своего возраста и здоровья, могут его не дождаться из тюрьмы. А главным их вопросом остается: ” за что?”. Адвокат Червонный назвал преследование Владимира пыткой, которую применяют к его близким.

Сам Владимир начал свое последнее слово с благодарности тем, кто его поддержал. В свою защиту фигурант сказал, что не мог не откликнуться на просьбу о помощи, тем более, когда среди тех, кто о ней просил была девушка, вспомнил о своих родных… Речь Владимира была лаконичной. Долгий день в стеклянном аквариуме не располагает к многословию.

Оглашение приговора назначено на 12 часов 6 декабря.

Напомним, 30 июля Следственный комитет России возбудил дело о «массовых беспорядках» в связи с московскими акциями 27 июля и 3 августа 2019 года за честные выборы. Больше 20 фигурантов обвинили по статьям 212 УК РФ (массовые беспорядки) и 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Несколько фигурантов были отпущены из под ареста за отсутствием состава преступления. Дела о «массовых беспорядках», а также преследование других участников акций протеста в Москве стали обобщенно называть «московским делом».  Дела трех обвиняемых, Максима Мартинцова, Егора Лесных и Александра Мыльникова, объединили в одно производство, оформив их как соучастников. В этих делах речь идёт об одном и том же эпизоде избиения протестующих полицейскими, которому обвиняемые пытались воспрепятствовать. С тем же эпизодом на Рождественке связано и обвинение Емельянова. На сегодняшний день часть фигурантов – под следствием, шесть дел было прекращено, семеро фигурантов уже осуждены… Длинный список фигурантов «московского дела» продолжает расти.

Мария Рябикова

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/