Хроника «Московского дела»: суд над Владимиром Емельяновым – Sota.Vision

Хроника «Московского дела»: суд над Владимиром Емельяновым

26 ноября прошло первое открытое заседание по делу фигуранта «московского дела» Владимира Емельянова, обвиняемого в насилии в отношении полицейского.

Заседание состоялось в Мещанском суде Москвы. Поддержать подсудимого пришло большое количество людей. Из-за большого наплыва слушателей суд перенесли в более просторное помещение.
Войдя  в полный зал, судья Шанина начала с того, что предупредила присутствующих о мерах, которые, в случае чего, будут к ним применены. Хотя слушатели молчали, в глазах судьи, они, видимо, уже были потенциальными нарушителями общественного спокойствия.

Владимир Емельянов – один из новых фигурантов «московского дела», арестованных в середине октября. Емельянову предъявили обвинение по части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Под насилием, в сущности, понимается то , что Владимир во время акции 27 июля ухватился за полицейского и потянул его. На опубликованном в сет видео эпизода проследить, как полицейские, избивавшие лежащего человека, разворачиваются, осыпая ударами дубинок тех, кто хотел помешать им. В этот момент Владимир Емельянов пытается оттащить полицейского от тех, кого только что били дубинками. 

В обвинительном заключении сказано, что Емельянов ” осознавая, что указанное должностные лицо осуществляет охрану общественного порядка, решил применить к нему насилие, осуществляя внезапно возникший преступный умысел” …. Далее- описание самого “преступления”: “потянул двумя руками сзади за форменное обмундирование, лишая свободы передвижения, и причиняя физическую боль”. 

На вопрос судьи к Емельянову, согласен ли он с озвученным обвинением, подсудимый с улыбкой ответил: «Самую малость. Я не могу признать его в полном объеме, потому что пытался помочь человеку”.

Сторона защиты напомнила, что преследование Емельянова, включая сбор доказательств,  началось в рамках  дела “о массовых беспорядках”, возбужденного в отношении неизвестного круга лиц. Самому Емельянову изначально не вменялись “массовые беспорядки”, а обвинение в насилии к полицейскому ему было предъявлено гораздо позже, только 14 октября.  Таким образом, он в течение долгого времени был лишен права на информацию о своем преследовании, а значит, и на защиту.


Ссылаясь на Конвенцию по правам человека, представители защиты заявили, что такие унизительные условия, как клетка, или стеклянный “стакан” противоречат презумпции невиновности и несовместимы с принципом равенства сторон в суде. По этому поводу было заявлено ходатайство. 
Что касается содержания под стражей, то адвокаты снова объяснили суду и всем участникам процесса, что обвиняемый – сирота, на иждивении  которого находятся 74-летняя бабушка и 91-летняя прабабушка. Кроме того, адвокаты отметили, что нет никаких оснований считать, что Владимир Емельянов может скрыться или как-то влиять на ход расследования. Но, как обычно, ходатайства защиты были отклонены.

Перед началом допроса потерпевшего Косова судья предупредила его о том, что показания будут использоваться в уголовном деле даже в случае отказа от них (интересный пассаж!)…
Потерпевший  рассказал, что его подразделение было выдвинуто в центр города примерно в 12 часов 27 июля.  На вопрос “В связи с чем?” Косов ответил: “в связи с массовыми беспорядками” (возможно, это словосочетание уже фигурировало на инструктаже – ред.)


Полицейский открыто признал, что сам не помнит,  кто его тянул в описанном эпизоде, и что об этом он говорит только на основании видеозаписи, опубликованной в сети. Кроме того, на вопрос адвокатов  он ответил, что испытывал  боль, но не может сказать, в какой именно момент, потому что его многократно толкали.  Таким образом, полицейский, хоть и признал себя потерпевшим, не стал особенно рьяно защищать свой «почетный» статус.

Потерпевший уклонился от ответа на вопрос о примирении сторон, но заявил, что не имеет претензий к обвиняемому, а также отметил, что выступает против строгого наказания.

Суд также выслушал показания свидетеля обвинения Антонова.  Тот сказал, что не видел, как обвиняемый тянул Косова, видел  только, как тот его удерживал. Это значит, что «физическая боль» Косова, фигурирующая в обвинительном заключении, боль полицейского, которую суды ценят так высоко, снова оказалась под сомнением.

Напомним, 30 июля Следственный комитет России возбудил дело о «массовых беспорядках» в связи с московскими акциями 27 июля и 3 августа 2019 года за честные выборы. Больше 20 фигурантов обвинили по статьям 212 УК РФ (массовые беспорядки) и 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Несколько фигурантов были отпущены из под ареста за отсутствием состава преступления. Дела о «массовых беспорядках», а также преследование других участников акций протеста в Москве стали обобщенно называть «московским делом». Один из его фигурантов, – Владислав Синица, был осужден на 5 лет за твит с предполагаемой угрозой в адрес семей росгвардейцев. Общественный активист Константин Котов, получил 6  лет колонии по «дадинской» статье 212.1 УК «неоднократное нарушение на публичных акциях»… Шесть дел было прекращено. Однако новые обвиняемые в «московском деле» продолжают появляться…

26 ноября прошло первое открытое заседание по делу фигуранта «московского дела» Владимира Емельянова, обвиняемого в насилии в отношении полицейского.

Заседание состоялось в Мещанском суде Москвы. Поддержать подсудимого пришло большое количество людей. Из-за большого наплыва слушателей суд перенесли в более просторное помещение.


Войдя  в полный зал, судья Шанина начала с того, что предупредила присутствующих о мерах, которые, в случае чего, будут к ним применены. Хотя слушатели молчали, в глазах судьи, они, видимо, уже были потенциальными нарушителями общественного спокойствия.

Владимир Емельянов – один из новых фигурантов «московского дела», арестованных в середине октября. Емельянову предъявили обвинение по части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Под насилием, в сущности, понимается то , что Владимир во время акции 27 июля ухватился за полицейского и потянул его. На опубликованном в сет видео эпизода проследить, как полицейские, избивавшие лежащего человека, разворачиваются, осыпая ударами дубинок тех, кто хотел помешать им. В этот момент Владимир Емельянов пытается оттащить полицейского от тех, кого только что били дубинками. 

В обвинительном заключении сказано, что Емельянов ” осознавая, что указанное должностные лицо осуществляет охрану общественного порядка, решил применить к нему насилие, осуществляя внезапно возникший преступный умысел” …. Далее- описание самого “преступления”: “потянул двумя руками сзади за форменное обмундирование, лишая свободы передвижения, и причиняя физическую боль”. 

На вопрос судьи о том, согласен ли Владимир Емельянов с предъявленным обвинением, арестант с улыбкой ответил: «Самую малость. Я не могу признать его в полном объеме, потому что пытался помочь человеку”.

Сторона защиты напомнила, что преследование Емельянова, включая сбор доказательств,  началось в рамках  дела “о массовых беспорядках”, возбужденного в отношении неизвестного круга лиц. Самому Емельянову изначально не вменялись “массовые беспорядки”, а обвинение в насилии к полицейскому ему было предъявлено гораздо позже, только 14 октября.  Таким образом, он в течение долгого времени был лишен права на информацию о своем преследовании, а значит, и на защиту.


Ссылаясь на Конвенцию по правам человека, представители защиты заявили, что такие унизительные условия, как клетка, или стеклянный “стакан” противоречат презумпции невиновности и несовместимы с принципом равенства сторон в суде. По этому поводу было заявлено ходатайство. 
Что касается содержания под стражей, то адвокаты снова объяснили суду и всем участникам процесса, что обвиняемый – сирота, на иждивении  которого находятся 74-летняя бабушка и 91-летняя прабабушка. Кроме того, адвокаты отметили, что нет никаких оснований считать, что Владимир Емельянов может скрыться или как-то влиять на ход расследования. Но, как обычно, ходатайства защиты были отклонены.

Перед началом допроса потерпевшего Косова судья предупредила его о том, что показания будут использоваться в уголовном деле даже в случае отказа от них (интересный пассаж!)…
Потерпевший  рассказал, что его подразделение было выдвинуто в центр города примерно в 12 часов 27 июля.  На вопрос “В связи с чем?” Косов ответил: “в связи с массовыми беспорядками” (возможно, это словосочетание уже фигурировало на инструктаже – ред.)


Полицейский открыто признал, что сам не помнит,  кто его тянул в описанном эпизоде, и что об этом он говорит только на основании видеозаписи, опубликованной в сети. Кроме того, на вопрос адвокатов  он ответил, что испытывал  боль, но не может сказать, в какой именно момент, потому что его многократно толкали.  Таким образом, полицейский, хоть и признал себя потерпевшим, не стал особенно рьяно защищать свой «почетный» статус.

Потерпевший уклонился от ответа на вопрос о примирении сторон, но заявил, что не имеет претензий к обвиняемому, а также отметил, что выступает против строгого наказания.

Суд также выслушал показания свидетеля обвинения Антонова.  Тот сказал, что не видел, как обвиняемый тянул Косова, видел  только, как тот его удерживал. Это значит, что «физическая боль» Косова, фигурирующая в обвинительном заключении, боль полицейского, которую суды ценят так высоко, снова оказалась под сомнением.

Напомним, 30 июля Следственный комитет России возбудил дело о «массовых беспорядках» в связи с московскими акциями 27 июля и 3 августа 2019 года за честные выборы. Больше 20 фигурантов обвинили по статьям 212 УК РФ (массовые беспорядки) и 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Несколько фигурантов были отпущены из под ареста за отсутствием состава преступления. Дела о «массовых беспорядках», а также преследование других участников акций протеста в Москве стали обобщенно называть «московским делом». Один из его фигурантов, – Владислав Синица, был осужден на 5 лет за твит с предполагаемой угрозой в адрес семей росгвардейцев. Общественный активист Константин Котов, получил 6  лет колонии по «дадинской» статье 212.1 УК «неоднократное нарушение на публичных акциях»… Шесть дел было прекращено. Однако новые обвиняемые в «московском деле» продолжают появляться…

Мария Рябикова

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/