ИНИОН РАН: ПРОПАВШАЯ БИБЛИОТЕКА - Sota.Vision

ИНИОН РАН: ПРОПАВШАЯ БИБЛИОТЕКА

Фото Игоря Калкина

Прочитавшим этот заголовок может показаться, что речь пойдет о некоем захватывающем научном поиске, вроде «либереи Ивана Грозного» или, еще того интереснее, остатков Александрийской библиотеки. Нет, всё гораздо грустнее.  В течение полугода я искал хотя бы крохи от сохранившихся фондов Института научной информации по общественным наукам, относящегося к Российской академии наук. Той самой библиотеки ИНИОН РАН, чей грандиозный пожар в январе 2015 года обсудили все СМИ. И так ничего и не нашел.

Погорельщина

Вот небольшой экскурс в относительно недавнюю историю. Прекрасное здание ИНИОН РАН (архитекторы Я.Б. Белопольский, Е.П. Вулых и Л.В. Мисожников) внезапно загорелось четыре года тому назад, вечером 30 января. Самые страшные разрушения, как вы можете видеть из снимков, возникли в левом крыле, где располагались кабинеты сотрудников и читальные залы. Там же хранилось полное собрание многочисленных справочных изданий, а также уникальная коллекция материалов по истории первой и второй мировых войн. Человеческих жертв, согласно официальным данным, избежать всё-таки удалось.

В апреле 2015 года была сделана пожарно-техническая экспертиза. По ее выводам, причиной возгорания стало короткое замыкание от проникновения воды сквозь дыру в крыше, в результате которого пострадала электропроводка. Умышленный поджог на первой стадии следствия, однако, тоже не исключался. Никаких конспирологических версий мы здесь не выдвигаем, но в результате пожара оказались безвозвратно утрачены комплект материалов Генеральной ассамблеи ООН на русском языке, а также документы НАТО. Главный урон наследию всё-таки нанес не огонь, а именно его тушение. Оно производилось не пеной, а водой, и в результате уцелевшие от огня книги уже не подлежали восстановлению. По предварительным оценкам, погибло около 20 % библиотечного фонда, то есть 5,42 млн экземпляров. Из них только 1,2 млн было подготовлено к списанию и лишь 0,8 млн экз. имели дубликаты в других отделениях библиотеки. Прибавим к этой цифре еще 1,1 миллион тех книг, которые в качестве обязательных экземпляров есть в других библиотеках страны. Выходит, 2,32 млн единиц хранения утеряно практически безвозвратно.

Директоров меняли, как перчатки

Это те факты, которые попали в поле зрения широкой общественности в то время, когда пожар еще активно обсуждался в СМИ. Дальнейшие пертурбации оказались уже далеко не у всех на слуху, а они более чем любопытны. Мы не будем останавливаться на них подробнее, а ограничимся всего лишь беглым перечислением. Здесь и чехарда постоянно увольняемых и назначаемых директоров института (с 2015 по 2018 гг. их сменилось пятеро), и разговоры о возможной ликвидации ИНИОН вообще (причина крылась в экономии бюджетных ставок). Основной конфликт происходил между руководством ИНИОН и Федеральным агентством научных организаций (ФАНО), и главной причиной его оставалась всё та же судьба злополучной библиотеки. Один из сверхъестественно сменявшихся директоров института Дмитрий Ефременко выступил категорически против планов переноса ИНИОН из центра Москвы в Подмосковье, и контракт с ним в итоге ФАНО продлен не был. Предшественник Ефременко на посту директора института Юрий Пивоваров (ИНИОН сгорел именно при нем) также считал, что для нормальной работы библиотеки ей необходимо одно большое помещение, поскольку при распылении по разным учреждениям ее «будет очень сложно собрать заново».

Понятно, что к катастрофе такого масштаба никто, по большому счету, готов не был. Поэтому даже спустя неделю после пожара подрядчики, сроки и места хранения замороженных фондов так и не были определены. Вывоз книг начался только 11 февраля 2015 г. Однако некоторые люди находили полусожженные листы еще в ноябре того же года. Пресс-служба ФАНО отрапортовала о завершении мер по ликвидации пожара в июле всё того же 2015-го – и бодро сообщила о планах «создания на базе ИНИОН крупнейшего в стране аналитического центра по общественным наукам». Наконец, правительство Российской Федерации приняло решение о восстановлении ИНИОН на прежнем месте. Это, разумеется, не может не радовать. Но, чтобы узнать, как обстоят дела сейчас, достаточно просто съездить на станцию метро «Профсоюзная», где  располагалось сгоревшее здание, и посмотреть, как ведутся восстановительные работы.

Мерзость запустения

Что автор этих строк и сделал в ноябре прошлого года. И несколько снимков с его любительской камеры дают исчерпывающее представление о состоянии того уникального здания, в интерьерах которого, к примеру, снимались сцены на космическом корабле в «Солярисе» Тарковского. Сами видите, сейчас уже и не пахнет никаким «Солярисом». Работы не ведутся вообще, о чем свидетельствует даже обветшавшая драпировка вдоль стен, повешенная, очевидно, всё в том же 2015 году. Здание обнесено решетчатым забором, выставлен пост охраны, пройти дальше и поснимать подробнее довольно затруднительно. Но мне абсолютно невдомек, зачем в правом крыле, менее всего пострадавшем от пожара, напрочь разобрали красивое крыльцо-пандус, которое вело к главному входу и по которому я в молодые годы, будучи командированным аспирантом, шел в предвкушении новых знаний. Захватывающий архитектурный элемент, удачно вписывавшийся в советскую концепцию покорения природы и материи, видимо, решено ликвидировать: он не соответствует нынешнему торгашескому духу времени.

Мерзость запустения здесь начиналась и раньше знаменитого пожара. Так, фонтан у здания не эксплуатировался и даже не очищался – к 2012 году его чаша просто заросла травой. Теперь же многострадальный ИНИОН, видимо, похоронили окончательно. Бесполезно искать следы даже типографии, которая еще пока функционировала здесь некоторое время после катастрофы. В победительные реляции о том, что библиотеку восстановят за два-три года, поэтому лично мне верится с большим трудом. Скорее всего, делать здесь ничего не будут, здание просто доломают, а земельный участок отдадут под что-то другое, совершенно несуразное и не имеющее никакого отношения к науке.   

Три орешка для Золушки

По словам руководителя министерства образования и науки Дмитрия Ливанова, «пожар ИНИОН является таким примером, в котором, как в капле воды, отразились все проблемы нашего научного сектора, когда в рамках академии наук, в том виде, в котором она была до реформы, не просто имущество не содержалось в должном виде, а целые направления научных исследований находились на периферии и передовые учёные были вынуждены уезжать из страны». Данный материал не претендует на решение всех проблем отечественной науки в комплексе. Моя задача вполне скромна – найти адреса тех фондов ИНИОН, которые удалось сохранить, и побеседовать с кем-нибудь из научных сотрудников. И вот здесь начинается интересное.

В своем первоначальном поиске я руководствовался данными, почерпнутыми из интернета. Мне удалось узнать, что в 2016 году ИНИОН временно размещался в нескольких местах. Научные подразделения и дирекция располагались на улице Кржижановского, д. 15, к. 2; комплектование и абонемент — на улице Дмитрия Ульянова, д. 3, а эвакуированный книжный фонд — в Люберцах. Я обрадовался: как здорово, улицы Кржижановского и Дмитрия Ульянова ведь практически здесь же, рядышком! И пошел узнавать, как сейчас живут сотрудники некогда крупнейшего книгохранилища страны.

Ни на одном из этих двух адресов найти ничего не удалось. Звонки, которые я делал в течение всей нынешней зимы, тоже не дали ничего утешительного. В президиуме РАН толком не знают, где находятся спасенные единицы книгохранения, а помощник-референт вице-президента РАН Галина Семыкина  объяснила мне существо вопроса так:

– Сейчас библиотека ИНИОН – это давно уже не наш функционал. Все институты вышли из нашего подчинения согласно постановлению министерства образования и науки от 27 сентября 2013 года. Поэтому вам имеет смысл обращаться исключительно туда.

Ответ пресс-службы минобрнауки был вполне традиционен: по телефону справок не даем, делайте письменный запрос на электронный адрес и вас ответят в течение недели. На данном этапе такой ответ меня пока устраивает. Сейчас я отправил на почтовый ящик press@minobrnauki.gov.ru три вопроса, которые выглядят следующим образом:

  1. Какие меры в данный момент предпринимаются для восстановления здания ИНИОН РАН (по возможности, в прежнем виде) и существует ли проект реставрации или какого-то иного строительного решения?
  2. Где располагаются фонды уцелевшей после пожара научной литературы по общественным наукам, и есть ли гарантия, что эти книги не будут постоянно переезжать с места на место?
  3. Заинтересовано ли министерство образования и науки в восстановлении утерянного научного потенциала и что оно делает для этого?

Надеюсь, что через неделю мне всё-таки дадут ответ.     

Алексей Михеев

Автор будет очень признателен, если вы поддержите проект своими финансовыми вложениями разной степени величины.

Номер сбербанковской карты – 2202 2003 7556 5361.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/