“Матери против политических репрессий”: сила, с которой должны считаться – Sota.Vision

“Матери против политических репрессий”: сила, с которой должны считаться

Всего 30% россиян знают про “московское дело” исходя из данных опроса Левада-Центра. А внимательно за ним следили лишь 7%. В контексте этой информации очень важна новость о том, что родственники, в частности мамы, фигурантов политических дел объединились в движение «Матери против политических репрессий» и провели первый совместный пикет в защиту своих детей.

Родные и близкие фигурантов «дела 212», дел «Сети» и «Нового величия», «дела мусульман», «ростовского дела» и других политических дел провели серию сменяемых одиночных пикетов у администрации Президента России в день народного единства.

Владимир Фомин

К слову, движение “Матерей” поддерживают и отцы. Среди участников серийного пикета – Владимир Фомин – отец Сергея Фомина, фигуранта “московского дела”, которого объявляли в федеральный розыск и называли координатором несогласованной акции “За честные выборы” 27 июля. Владимир считает объединение очень важным:

“Матери политзаключенных решили объединиться, чтобы больше было поддержки политзекам. Поэтому решили выйти на пикет одновременно со всех движений. Решили всех объединить. Наши дети не виновны, но все процессы политизированные. Мы хотим, чтобы наши дети были освобождены. Сергей не может продолжать учебу, не может продолжать заниматься своим делом. Ему никуда нельзя (выходить – ред.), даже постричься и прогуляться. Он как птица в клетке, до него нельзя достучаться. Пусть люди не считают, что домашний арест — это конец дела “.

Юлия Павликова

С плакатом у АП и Юлия Павликова. Юлия признаётся, что теперь уже выходит не только за свою дочь Анну, но и за зятя – Константина Котова. Совсем недавно к статусу мамы фигурантки дела “Нового Величия” добавился статус тёщи по “московскому делу”.

“Нет уже сил это всё терпеть. Настолько долго это всё продолжается. Настолько все это тяжело нам, мамам. Мы вот объединились все мамы, потому что мы надеемся, что это как-то и на общество повлияет. Чтобы нас услышали и, конечно, надеемся достучаться до верха, чтобы они там, наконец, увидели, что это просто произвол. Просто хочется, чтобы уже все это прекратилось. И чтобы признали, что сами же все подстроили. Зачем нужно держать ребят? Зачем так нужно издеваться? Издеваются не только над нашими детьми. Издеваются и над нами тоже”, – прокомментировала объединение мама фигурантки дела “Нового Величия” Анны Павликовой Юлия.

Сотрудник полиции записывает паспортные данные Елены Подкопаевой

Улыбающаяся женщина, показывая на фотографию на плакате говорит: “Я мама вот этого – Вани Подкопаева”. Иван осужден к двум годам лишения свободы по статье 318 УК РФ (применение насилия к представителю власти) за то, что применил против росгвардейцев газовый баллончик во время акции 27 июля в Москве.

“Я категорически не согласна с наказанием наших детей, таким строгим. Есть же условные сроки. Конечно, я не поддерживаю своего ребёнка, что он вышел на несанкционированный митинг и то, что у него были эти газовые баллончики. Но в том, что он активно выражал свою гражданскую позицию – я с ним солидарна. Поэтому я здесь. Хотя раньше меня политика совершенно не трогала. Абсолютно не интересовала. Я знала только работу, огород и магазины. Всё. И теперь я уже не могу стоять в стороне. Потому что я знаю мам по другим делам. И мусульманских мама, дети которых совершенно ничего не делали, просто читали свои мусульманские книги и им дали какие-то совершенно феноменальные сроки. Такой несправедливости не должно быть. Мы требуем разбирательств и привлечения внимания общества”, – делится Елена Подкопаева.

Вместе с родителями в сменяемых пикетах приняли участие и правозащитники. В постоянном контакте с близкими политзаключенных вот уже много лет лидер одной из старейших правозащитных организаций России “За права человека” Лев Пономарев.

Лев Пономарёв


“Я начинал эту работу, когда ездил по делу “Сети” в Пензу весной, когда ребят уже задержали, пытали. Я поехал в Пензу и там познакомился с некоторыми родителями. И некоторые родители меня принимали хорошо и понимали, что правозащитники нужны. Но были случаи, что другие на меня чуть ли не с кулаками набрасывались и говорили: “Вот вы зря приехали. Вы помешали”. Потом выяснилось, что на одну из мам очень большое давление оказывали сотрудники ФСБ. По их наводке она уговаривала своего сына признать вину. В чем смысл-то. Когда родители объединяются, они уже влияют на других родителей и помогают вырабатывать общую линию в защиту своих детей. А так по одному можно легко всех обработать. Так силовики и обрабатывают, по одному, давят, ищут какие-нибудь слабые точки у родителей. Поэтому очень важно объединяться”, – поделился своим опытом лидер движения “За права человека”, правозащитник Лев Пономарёв.

“Матери против политических репрессий”, фото – Александра Крыленкова

Объединение родителей политзаключенных произошло во многом благодаря правозащитнице Александре Крыленковой. Она поясняет, что объединения родителей, в особенности матерей, создавались вокруг каждого политического дела. Каждая группа матерей старалась помочь своим детям и добиться для них справедливости. Идея консолидации, по словам Александры, была на поверхности.

“Фокус общественного внимания на семьях очень ярко проявился во время гражданской солидарности вокруг “московского дела” и возникла идея объединения всех матерей вместе. Для родителей – это очень большая, в первую очередь, и психологическая поддержка, а также обмен опытом и помощь друг другу. Мы считаем, что объединение матерей – оно не только способ заявить о себе, не только ещё один способ добиться свободы для их детей, но и возможность показать, насколько масштабное это зло. Показать какого большого количества людей касаются политические репрессии, что они касаются не только этих ребят, которые оказались в тюрьме, но и затрагивают все их семьи. Движение “Матери против политических репрессий” планирует распространять информацию о репрессиях, стараться, чтобы ни одно из политических дел не осталось в стороне и пытаться достучаться до всех людей, принимающих решения”, – рассказала правозащитница Александра Крыленкова.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/