Маяковские чтения: стихи как способ протеста - Sota.Vision

Маяковские чтения: стихи как способ протеста

МАЯКОВСКИЙ БЫЛ БЫ ДОВОЛЕН

Очень скоро поэты Маяковских чтений отпразднуют десятилетний юбилей своего проекта. Подготовка идет полным ходом: уже издан сборник с многозначным названием «Лирика», презентация готовится в Питере. Но и у самого памятника на Триумфальной площади каждый месяц поэты собираются по-прежнему и приглашают всех желающих почитать стихи. О том, как начиналась эта небывалая в своем роде затея, рассказывает один из координаторов Маяковских чтений, журналист Денис Стяжкин.  Н

– Итак, где, когда, при каких обстоятельствах?

– Понимаешь, Маяковские чтения изначально были нацелены не только на Москву, но и на всю остальную страну. Это было тогдашнее ноу-хау: читать на публике политангажированную  лирику, которая не имела возможности где-либо прозвучать и быть опубликованной. Поэтому не приходится удивляться тому, что отделения Маяковских чтений одновременно появились в двадцати регионах России.

В 2009 годя я жил в Красноярске и, узнав обо всем затеваемом, решил открыть местный филиал. Дал анонс в соцсетях, вывесил объявление на филфаке тамошнего педагогического университета.  На первые встречи приходило по 20-30 человек, и это было очень много даже по нынешним меркам.

Движение как-то сразу сделалось не только общероссийским, но и международным: в Украине  тогда тоже многие откликнулись. С самого начала в чтениях принимали участия представители из оппозиционного движения: например, от нацболов пришел Матвей Крылов, от либералов –Арсений Молчанов, известный многим по псевдониму Арс-Пегас. Само собой, девушек, писавших о любви, в те времена тоже хватало, но «аполитичная» тенденция возобладала в движении сравнительно поздно.

Случались у нас, конечно, и периоды затишья. Летом 2013 были дни, что вообще никто из координаторов не приходил, и тогда мне одному приходилось брать организацию на себя, созывать народ. Лето – это вообще мертвый сезон для любых художественных акций.

– Как складывались отношения с органами правопорядка и, конечно же, с провокаторами?

– Менты приходили уже на первые чтения, смотрели, ничего не понимали. Помню случай, когда вообще приехали омоновцы и предупредили: можете читайть, что хотите, но только чтобы без мата! В тот день мы их поначалу вроде бы и слушались, но под конец они попросту уже начали хлопать ушами, и тогда мы пустились во все тяжкие (смеется).

Особый случай – провокаторы. Нынешней весной нас посетили известные всей Москве «активисты движения SERB». Хотели устроить диверсию, но быстро поняли, что у них ничего не выйдет. И оставили нас в покое, сняв для галочки свой очередной дурацкий ролик. Тяжелее всего приходилось в 2014 и 2015 годах, когда вокруг памятника шла стройка. Тогда ведь самой обсуждаемой темой была война на Украине, и чтения мы проводили с ярко выраженной пацифистской повесткой. Строители специально создавали шум, заглушая стихи. Помню совершенно адский день: вот поблизости идет стройка, неподалеку – милитаристский митинг Эдуарда Лимонова, а тут мы с нашими антивоенными чтениями… Но обошлось без конфронтации: многие нацболы в прежние времена нам сочувствовали. Митинг окончился, Лимонов со своими четырьмя бодигардами мимо прошел, посмотрел, что-то там промолчал про себя. А вот телохранители поздоровались.

–  На Маяковских чтениях господствует свободный формат выступлений. Можно читать свои стихи, можно чужие. И при этом есть риск, что какой-нибудь непонятый гений начнет затирать остальных у «свободного микрофона». Как вы с этим боретесь?

–  Когда кто-то постоянно лезет к «свободному микрофону», это всегда выглядит ужасно. Раньше выходили читать хаотично, и многих первоначально приходилось даже прерывать. Потом мы ввели регламент – не больше 10-15 минут, тоже не пошло. С 2016 года, после весьма горячих дебатов, мы сошлись на решении: позволять читать разным поэтам и декламаторам не более двух стихов за встречу. Иногда даже здесь возникают накладки, но нарушителей регламента мы стараемся жестко осаживать.

– Бывали ли случаи, когда лично тебя кто-то удивлял из чтецов (в хорошем смысле, разумеется)?

– Ну, всех тут даже и не перечислишь, мы ведь очень многих поэтов открыли. Могу назвать Любу Правду, Бориса Булгакова… Артема Камардина, конечно же. Он пришел в 2013-м и вообще всех удивил. Были интересные поэты из Украины, и я не помню даже имен. Потому что у нас уже перебывало бесконечное количество народу. Кто-то пришел, прочитал  на публике  свое стихотворение – а потом больше и не появляется. Пусть меня извинят те, кого я не упомянул, хороших поэтов за десять лет действительно оказалось много.

– В сборник «Лирика», наверное, тоже попали не все желающие…

– «Лирику» я пока даже в руках не держал. Знаю, что там был очень строгий отбор, все публикуемые поэты прошли негласный кастинг. Этим проектом сейчас углубленно в Питере Камардин,  Рома Гонзо и Егор Енотов занимаются, а в Москве – Даня Берковский. Наверное, про «Лирику» надо спрашивать кого-нибудь из них.

Но и здесь с наплывом желающих опубликоваться организаторов не миновала чаша сия… Редакционную электронную почту просто завалили всякого рода стихами. Поэтому селекция и отсев были весьма сильными: не больше двух-трех стихов от каждого, кто прошел кастинг.   

– Собственных «хэштегов», «логотипов», «брендов» вы до сих пор не имеете, и мне это удивительно. Вас знают до сих пор под весьма условным обозначением – «поэты Маяковских чтений».

– Да, под таким названием мы обычно фигурируем на всех афишах. В таком качестве нас когда-то давно приглашал на свои художественные акции в музее «Винзавод» Марат Гельман, именно так нас и принято именовать по сию пору. Это, на самом деле, почетное прозвище. Я уверен, что Маяковский был бы нами доволен.

Беседовал Алексей Михеев

#Досье

Денис Стяжкин – поэт, журналист, блогер. Окончил Сибирский федеральный университет (специальность – журналистика), где еще в бытность студентом был редактором контркультурной поэтической газеты «Яма» (2010-2012). В данный момент сотрудничает с каналом «Сота. Вижн», проектом «Активатика», ведет свой собственный блог «Вестник свободы» на Яндекс. Дзен.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/