«Московское дело»: первые "двушечки" и "трешечки" - Sota.Vision

«Московское дело»: первые “двушечки” и “трешечки”

3 сентября началось рассмотрение по существу дела Константина Котова, обвиняемого  в неоднократных нарушениях на публичных акциях (ст.212.1 УК) и фигурантов так называемого «Московского дела», связанного с акцией 27 июля за честные выборы в Мосгордуму. В связи с этой акцией, которая стала реакцией на отказ в регистрации оппозиционных кандидатов, были заведены дела о массовых беспорядках  и насильственных действиях по отношению к полицейским для 15-ти человек. У некоторых фигурантов этого дела: Кирилла Жукова, Даниилы Беглеца, Ивана Подкопаева и Евгения Коваленко начинаются суды по существу. Всем четырем предъявили обвинение только по статье 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти), по которой им грозит до 5 лет колонии, однако, дело по ст. 212 УК «массовые беспорядки» в отношении них пока не прекратили.

Подкопаев и Беглец пошли на особый порядок рассмотрения дела, т.е. признали вину в полном объеме, их дела рассматриваются без исследования доказательств.

Особое место занимает дело Константина Котова, наиболее известного среди московских гражданских активистов. Константин обвиняется по скандально известной статье 212.1 УК , где административные дела за акции резюмируются в уголовном деле. Судьба Котова волнует многих.  Свидетели обвинения – силовики, в числе них и те, кто подписывал протоколы, которые легли в основу уголовного дела.

Заседания по делам Даниила Беглеца Кирилла Жукова и Константина Котова начались почти одновременно, что было не удобно для журналистов и слушателей, желающих присутствовать на каждом процессе.

Хотя, по сути, на заседание по делу Кирилла Жукова  можно, наверное, составить более или менее ясное представление и о других делах, связанных с той же акцией.

Кирилл обвиняется в попытке сорвать шлем с полицейского, Мадреймова, который присутствовал на заседании в качестве потерпевшего по делу.

Адвокат просит вернуть дело в прокуратуру, указывая, среди прочих оснований то, что доказательства, присутствующие в неком  “основном деле”, отсутствуют в материалах данного рассматриваемого судом дела, где обвинение предъявлено не по двум (318 и 212 УК), а только по одной статье , 318 часть 1 УК. Это, как и большинство других ходатайств защиты, отклонено.

Кирилл остается под арестом: суд отклонил и ходатайство о поручительстве за сына со стороны отца обвиняемого Сергея Моисеевича Жукова, физика-ядерщика, который принимал участие в ликвидации аварии на Чернобольской ГЭС .

Первыми рассматриваются доказательства обвинения.

Сначала  был допрошен потерпевший, вслед за ним – свидетели обвинения. Потерпевший Мадреймов говорил практически шёпотом, иногда его ответы напоминали что-то нечленораздельное, особенно, когда вопросы касались характеристики его шлема и прочих деталей. На вопрос судьи он заявил, что обвиняемого не следует наказывать по всей строгости: человек ошибся, надо дать ему шанс.

Адвокат  пытался выяснить, какие именно действия он должен был предпринять для самозащиты и почему этого не сделал. Судья сняла вопрос. Вообще все вопросы нацгвардейцам  касательно их конкретных обязанностей, снимаются «как не имеющие отношения к делу». И напрасно адвокат пытается  их переформулировать, говоря, что речь идет о силовиках как «спецсубъектах»,  действия которых связаны с выполнением определенных задач. Судья Марина Сизинцева не вдается в такие «детали».

Далее показания дают свидетели обвинения, отличающиеся по своему темпераменту. Один из них говорит весело, почти развязно. На вопрос судьи о последствиях эпизода с Жуковым, свидетель беспечно произносит: «Суета такая, некогда особенно на такие мелочи обращать внимание»…

Остальные говорят так тихо, что их с трудом можно расслышать. Почти любой  вопрос, даже вопросы судьи и прокурора, ставят росгвардейцев  в тупик, они очевидно теряются, когда выходят из поля привычных им понятий и представлений.

 Заседания продлились с утра до вечера, с совсем небольшими перерывами. В итоге реальные сроки получили те, кто признал вину и пошёл на “особый порядок”. Ивана Подкопаева приговорили к 3-м года колонии, Даниила Беглеца к 2 годам – это в той ситуации, когда больше 2-х третей от возможного максимума дать нельзя, а максимальный срок по статье составляет 5 лет.

Неожиданно пришла и очень хорошая новость: СК прекратил производство по делам пяти фигурантов “Московского дела” – Барабанова, Конона, Абаничева, Костенок, а также режиссера Васильева, которого допрашивали в реанимации!  Абаничев обвинялся в том, что кинул в полицейских пустую жестяную банку ( на самом деле, бумажный стаканчик), Костенок сознался, что кинул в них пластиковые бутылки.

И все же, в перерывах люди читали эти новости, не в силах сдержать изумления. На фоне прочего  новость о прекращении этих дел казалась почти сказочной!

Тем временем прочие обвиняемые ждут своей участи в душных стеклянных кабинках. Будет ли изменение в их участи? Это во многом зависит от общественного резонанса вокруг «Московского дела» и дела Константина Котова.

Напомним, что Константин Котов является первым обвиняемым по статье 212.1 УК, предполагающей уголовное наказание за неоднократные нарушения на публичных акциях, которого уже на стадии следствия отправили под арест. Обвиняемые по «Московскому делу», 13 из которых отправлены судом под арест, были задержаны в связи с протестами против отказа в регистрации независимых кандидатов (собранные этими кандидатами подписи сочли недействительными, сами они получили штрафы и длительные административные аресты за призывы к акциям). 

Так называемое «Московское дело» было открыто в связи с народным сходом 27 июля, который в первоначальной редакции обвинений преподнесли  как «массовые беспорядки».  Следствие у фигурантов «Московского дела», как и у Константина Котова, закончилось в кратчайшие сроки. В случае с Котовым оно заняло 2 дня. За обвиняемых (Алексея Миняйло, Егора Жукова, Константина Котова…), было представлено большое количество поручительств, среди поручителей были известные общественные деятели, представители культуры. Как замена арестам, были предложены большие залоги, однако они все равно были отправлены в СИЗО.

Последние новости с  судебных заседаний 3 сентября: прокурор просит приговорить Кирилла Жукова, обвиняемого в попытке сорвать с полицейского шлем, к 4, 5 годам колонии.

Для Евгения Коваленко, который обвиняется в том, что толкнул урну в сторону полицейских, прокурор просит 5 лет колонии.

Обоим обвиняемым приговор будет оглашен в среду, 4 сентября

Автор – Мария Рябикова.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/