Назад для будущего. О кризисе в Демкоалиции - Sota.Vision

Назад для будущего. О кризисе в Демкоалиции

&Изображение2

Сергей Давидис призывает вернуться к поиску компромисса в Демкоалиции.

Раз уж дискуссия о Демократической Коалиции стала публичной, я как участник процесса, представляющий вместе с Константин Янкаускас Партию Партия 5 декабря в Совете Коалиции, считаю необходимым сформулировать несколько тезисов в связи с кризисом в ней.

1. Идя на выборы, даже безотносительно к перспективам преодоления барьера прохождения в Думу, мы пытаемся максимально повлиять на избирателей и привлечь их, как можно сильнее повлиять на общество. Соглашаясь с тем, что наша цель – максимально эффективная кампания, ведущая к наилучшему в имеющихся условиях результату, мы все элементы конструкции Коалиции должны выстраивать исходя из этой цели.
Залог достижения такой цели – наиболее полное объединение сил, ресурсов, и возможностей участников Коалиции.

2. Праймериз как инструмент формирования списка это и возможность избежать неразрешимых конфликтов в процессе его формирования, и демонстрация нашей реальной демократичности, и способ вовлечения избирателей на ранних этапах кампании.

3. Образ общего списка Коалиции как «Списка Касьянова» и ассоциация его в общественном сознании с одним человеком, Михаилом Михайловичем, существенно проигрывают образу списка как объединения разных единомышленников, в котором Касьянов наиболее известен, но не сводящегося к нему одному.

4. В этой связи я, как и высказывавшиеся ранее коллеги, считаю, что решение о фиксированном первом место М. Касьянова в общем списке было ошибкой. При всем уважении к Михаилу Михайловичу, наряду с очевидными плюсами его публичного электорального образа (опыт успешного руководства правительством, умение договариваться с внешним миром, известность и т.д.) имеют место и общеизвестные минусы (большой начальник, человек из 90-х, политик, не слишком склонный к живой публичной коммуникации с массами, и т.д.) Это не вопрос чьей-то вины, это вопрос объективной для нас реальности сознания избирателей. Ответственность за эту ошибку лежит на всех участниках Коалиции, хотя в процессе обсуждения звучали тогда и другие варианты.

5. При всей внешней логичности и последовательности предложения формировать весь список через процедуру праймериз, нежелание М.М.Касьянова в них участвовать объяснимо. Во-первых, его статус в российской демократической оппозиции уникален, другого премьер-министра и даже просто министра (если не брать в расчет не слишком публичного сподвижника М.М.Касьянова К.Э.Мерзликина) в ней нет. И отсутствие готовности подвергать риску этот уникальный статус вполне можно понять. Праймериз, результаты которых, во-многом, обусловлены обстоятельствами момента, и в которых участвует лишь малая часть избирателей, а тем более, столь малая как нынешние зарегистрировавшиеся 10 тыс. человек, такой риск создают. Во-вторых, М.Касьянов – единоличный руководитель партии, предоставившей свою лицензию и бренд для выдвижения общего списка. Странно было бы представить список, в федеральную часть которого не входил бы лидер партии-владелицы бренда. Я совсем не хочу сказать, что это было бы вероятным результатом праймериз, но соглашаясь на формирование всего списка на основе их результатов, мы, хотя бы теоретически, должны считаться и с этой неприемлемой возможностью.

Какой тут выход? Исходя из п.п. 3. и 4., мыслимой могла бы быть фиксация за ММК, например, 2-го места. При этом первое место могло бы быть либо разыграно на праймериз либо отдано какой-то внешней фигуре с большой федеральной известностью, если такая найдется, либо, в случае принципиальности для Парнаса сохранения этого места за собой, отдано какому-то другому представителю этой партии (А.Зубову, И.Яшину или кому-то еще). Такая конструкция пошла бы на пользу как общему позиционированию списка Коалиции, так и личному имиджу Михаила Михайловича, оставляя его очевидным лидером списка, сильным, уверенным и благородным настолько, чтобы уступить первое место кому-то новому.

6. Вопрос о том, «что случилось такого, из-за чего именно сейчас возникла необходимость пересмотра договоренностей», в значительной степени, риторический. В конце концов, просто факт осознания участниками коалиции своей ошибки достаточен для того, чтобы искать новую точку компромисса. Но, тем не менее, за месяцы, прошедшие с утверждения конструкции списка в декабре, умозрительная модель была протестирована жизнью.

У участников Коалиции сформировалось понимание того, что модель списка во главе с утвержденным помимо праймериз М.М.Касьяновым затрудняет получение поддержки избирателей, привлечение к кампании активистов, фандрайзинг. С этим очевидно электорально невыгодным элементом общей конструкции остальные участники Коалиции, вероятно, могли бы согласиться, если бы он был сбалансирован существенным организационным и финансовым вкладом в кампанию. За месяцы с декабря по апрель стало очевидным, что адекватного баланса нет. В течение всего этого периода активной агитационной кампании фактически не велось, но в апреле ее старт откладывать стало уже невозможно просто в силу календаря. Именно поэтому противоречия обнажились именно сейчас, «на берегу» фактической кампании. Эффект от мерзкого и преступного фильма НТВ внес, наряду с прочими факторами, лишь определенный вклад в оценку перспектив эффективности кампании, тогда как сам гнусный пасквиль не был ни причиной, ни поводом нынешнего кризиса Коалиции.

7. Пресловутого фильма я не смотрел и уверен, что его содержание не может и не должно быть предметом обсуждения единомышленников. Но его эффект, воздействие на общественное сознание не принимать в расчет невозможно, работая с этим сознанием и обращаясь к обществу за поддержкой. Если у вас украли деньги, вы не пойдете в магазин покупать на них нужные вам товары, хотя украли их подло и незаконно. А если вас в темном переулке подло и незаконно избили, вы на следующий день не станете играть на футбольных соревнованиях, чтобы не подвести команду.

8. Не кажется мне релевантным ситуации тезис о том, что, раз договоренности имели место в прошлом, то впредь нельзя предлагать их пересмотреть.

Во-первых, договоренности были не просто о какой-то конструкции взаимодействия, а о конструкции и условиях взаимодействия, направленного на достижение максимального результата на «выборах». Осознание того, что реализация имеющихся договоренностей не идет на пользу достижению общей цели – очевидное основание для того, чтобы поднять вопрос об их пересмотре

Во-вторых, к таким договоренностям, как договоренности о формате и условиях деятельности Демократической Коалиции невозможно применять аналогии с двусторонними хозяйственными сделками типа подряда или купли продажи. Стороны в данном случае действуют не ради взаимной выгоды, а ради общего результата.

При этом каждая сторона самостоятельно оценивает соотношение издержек и приобретений от участия в общем проекте. Любой участник может выйти из хозяйственного общества или товарищества, если сочтет, что ожидаемый результат совместной деятельности будет меньше желаемого и не оправдает его затрат. Тем более, если руководитель общества ему неподконтроллен и не хочет прислушиваться к его предложениям по ведению общего бизнеса.

9. Однако, несмотря на то, что и формальное, и моральное право выхода из Коалиции у любого участника в нынешней ситуации есть, мне не кажется, что им необходимо обязательно воспользоваться. Сохранение status quo конструкции формирования списка, на мой взгляд, ухудшает перспективы результата Коалиции на «выборах». Но самоустранение от избирательной кампании ключевых участников и лидеров Коалиции сильно дополнительно ухудшает эти перспективы.

Наша Партия 5 декабря не принимала решения о прекращении участия в нынешней коалиционной избирательной кампании, мы прилагали усилия для того, чтобы найти компромиссное решение кризиса и очень сожалеем о решении коллег.
Понятно, что обладатели бОльших ресурсов несут бОльшие риски и жертвы, а прекратили участие в избирательной кампании Коалиции именно обладатели наибольших информационных, медийных и мобилизационных ресурсов, но надежда умирает последней. Слабая надежда на нахождение компромисса, взаимные уступки и возобновление полноценной коалиционной работы у меня еще есть.

10. В нынешней ситуации особенно остро чувствуется, насколько важную роль играл в российской демократической оппозиции Борис Немцов и как точно убийцы выбрали свою цель. Не раз в схожих ситуациях только открытость, дружелюбие, готовность к компромиссам, уверенность в себе и мудрость Бориса позволяли предотвратить конфликт и раскол. Я абсолютно уверен, что если бы Борис был сегодня с нами, нынешних проблем и кризиса в существующем составе Демкоалиции не случилось бы.

&Изображение4

Сергей Давидис, Член Постоянного Комитета Федерального коордиционного совета в Партии 5 декабря, юрист, социолог

Родился в 1969 г. в Москве.

Закончил факультет социологии МГУ им. М.В.Ломоносова, а затем —- Московскую государственную юридическую академию.

С середины 2000-х участвовал в антивоенном движении и движении солидарности с политзаключенными, был одним из основателей Союза солидарности с политзаключенными , одним из координаторов которого являюсь и в настоящее время, защищал в судах граждан, привлекавшихся к административной ответственности в связи с участием в публичных мероприятиях, многократно оспаривал незаконные отказы в согласовании публичных мероприятий, участвовал в координации помощи задержанным на публичных мероприятиях.

С 2010 года руковожу Программой поддержки политзаключенных в Правозащитном центре «Мемориал».

С 2008 года участвую в ОДД «Солидарность» и работе руководящих органов Движения.

В 2009 г. выдвигался в качестве кандидата на выборах в Мосгордуму.

Был одним из организаторов больших акций протеста 2011-2015 годов, в 2012-м году был избран членом Координационного совета оппозиции.

В 2012 году был одним из инициаторов создания Партии 5 декабря, позже входил в Оргкомитет, избирался в ФКС и ПК ФКС Партии. Координировал юридическую деятельность по регистрации партии, в настоящее время координирую оспаривание в судах отказов в регистрации Партии.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/