Операция “Ликвидация прав человека”: правозащитники о столкновении с государством – Sota.Vision

Операция “Ликвидация прав человека”: правозащитники о столкновении с государством

Светлана Ганнушкина и Лев Пономарев

Руководители четырех самых крупных правозащитных НКО собрались накануне в пресс-центре “Интерфакса”, чтобы обсудить ситуацию с преследованием гражданской активности в любой её форме, будь то люди или общественные организации. Напомним, 15 октября стало известно о том, что минюст подал иск о ликвидации старейшей правозащитной организации России – движения “За права человека” Льва Пономарева.

“За права человека” существует больше 20 лет. И на протяжении долгих лет, деятельность организации не беспокоила государство. Наоборот, 8 лет правозащитники реализовали проект «Гражданский омбудсмен России», который получал финансирование за счет средств президентских грантов. Проблемы у движения начались в конце прошлого года, когда депутат Госдумы Николай Рыжак обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить организацию “За права человека”, поскольку по его наблюдениям она финансируется из-за границы и занимается политической деятельностью. Дальше по цепочке, генпрокуратура обратилась в минюст, который в свою очередь назначил проверку. Ведомство известило о ней правозащитников 16 декабря и потребовало предоставить весь пакет документов за три проверяемых года до 15 января. За время новогодних каникул общественникам не удалось собрать весь пакет документов. И именно это теперь вменяется им в вину. В результате движение “За права человека” было признано иностранным агентом. А вместе с ним в реестр внесли ещё две смежные структуры
фонд «В защиту прав заключенных» и «Горячую линию» . Все три организации были оштрафованы на 300 тысяч рублей каждая за то, что не вошли в перечень иностранных агентов добровольно.

” Я думаю, что все это связано с тем, что движение “За права человека” столкнулось , это конечно слишком заносчиво будет сказать так, но буквально «лоб в лоб» с ФСБ РФ в наиболее острых делах, которые сейчас обсуждаются в России. Особенность нашего движения заключается в том, что мы такая общественная сетевая организация. У нас уже более тысячи людей, активистов, которые  носят удостоверения за права человека по всей стране. И они всегда готовы  делать общественные кампании.  Не просто юридически защищать, что очень хорошо и правильно. Но еще и проводить общественные кампании. Мы начали большую общественную кампанию в защиту фигурантов дела «Сети». Родители ребят никогда не были оппонентами власти, но они объединились и создали организацию «Родительская сеть».  И стали защищать своих детей.  Мы помогли им провести пресс-конференцию. Я их водил и к Москальковой и к Федотову  т.д. и т.п. Одновременно мы стали заниматься делом  «Нового Величия», пытались провести массовые акции в защиту фигурантов. Нам не согласовывали ничего. Тогда мы вместе с родителями организовали собрание граждан у здания ФСБ на Лубянской площади. Причем никого там не разгоняли, никто не считал что закон нарушен. И ещё два дела, которыми мы занимаемся это преследование Свидетелей Иеговы и «Хизб-ут-Тахрир» (организация запрещена в России), которое является раковой опухолью на правовом теле России”, – рассказал Лев Пономарев о своих предположениях.

Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина  уверена, что проблемы правозащитников начались в 2012 году, с принятием закона об иностранных агентах:

“Закон предназначен для того, чтобы объединить в единый реестр всех достаточно активные, имеющие самостоятельный и независимый голос, организации. Это и произошло. И дело не только в том, что люди получают иностранные деньги. Достаточно один доллар перевести из-за  границы на счет вашей организации, как у вас образуется иностранное финансирование. И не в том, что вы занимаетесь политической деятельностью. Потому что каким образом “Гражданское Содействие” занимается политической деятельностью, будучи благотворительной организацией, совершенно не понятно. У нас искали, рылись, проводили проверку и, наконец, нашли антикоррупционную экспертизу миграционного законодательства в России. Причем, этот проект реализовывался на средства президентского гранта. И более того, все эксперты были аккредитованы в минюсте. Мы, оспаривая это, ссылались на то, что в законе было сказано, что политическая деятельность, «противоречащая политике государства». И вот, СПЧ обращается к Президенту и говорит, что слишком широко формулируется вот эта вот «политическая деятельность».  И вносятся изменения. В чем они состоят? Убрали «противоречащая». Теперь любое высказывание считается политической деятельностью. И считается, что высказываться мы не можем никак и ни о чем. Таким образом,  мы оказались в реестре иностранных агентов. Таким образом, оказалось в реестре иностранных агентов практически все гражданское общество”.

Александр Черкасов и Валерий Борщев

Если организация входит в ресстр иностранных агентов, по словам Ганнушкиной, получить поддержку с помощью президентских грантов нельзя. По мнению правозащитницы исправить закон об иностранных агентах нельзя, поскольку все изменения, которые в него вносились ещё не привели ни к чему хорошему для НКО. Солидарен с коллегами и Александр Черкасов, председатель совета Правозащитного центра “Мемориал”:

“Давайте посмотрим, как вообще все это согласуется с правом как таковым. Закон об иностранных агентах, он не про агентов, не про иностранных.  А про то, что любое высказывание на социально-значимую тему  оказывается запрещено.  И не важно, что здесь иностранные деньги есть или нет. Они могут появиться, как например у Навального.  И не важно, что есть политическая деятельность, хотя это участие в выборах или в политических партиях. Это все от лукавого. Этот закон, как и многие другие законы вместо того, чтобы регулировать и облегчать использование того или иного положения Конституции, того или иного права, гарантированного Конституцией. Он, по сути, запрещает использование этого права. В данном случае свободы объединения”.

Сопредседатель Московско-Хельсинкской группы Валерий Борщев отметил на пресс-конференции, что видит связь между крахом Общественной палаты, отставкой главы Совета по правам человека Михаила Федотова и иском о ликвидации движения “За права человека” Льва Пономарева . По его мнению все это – «признаки тотального удушения гражданского общества».

“Но тем не менее я верю, что все равно правозащитная деятельность и представители правозащитных организаций будут действовать . И даже в новом составе общественно-наблюдательных комиссий. Я думаю, что борьба продолжится”, – заявил Борщев.

В рамках пресс-конференции првозащитники обнародовали открытое заявление в поддержку движения “За права человека” с требованием прекратить давление и остановить процесс ликвидации. Свои подписи под ним оставили больше 100 правозащитников. Подписаться можно и под петицией в адрес минюста, опубликованной на ресурсе Change.org.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/