ТОРФ ДЛЯ ПОЭТА – Sota.Vision

ТОРФ ДЛЯ ПОЭТА

Алексей Михеев о новом сборнике Арс-Пегаса

Арсений Молчанов, известный всем нам как Арс-Пегас, выпустил новый сборник «2018 ударов сердца». Название вроде бы и не мудрящее, но оно отражает общую установку поэта на хроникальное фиксирование отдельного временного отрезка. 2018 год был уникален, но чем он уникален, в этом и предстоит разобраться.

Арс-Пегас взлетел яркой кометой во времена «белоленточных» митингов 2011-2012 года. Он громогласно вещал с наскоро смонтированных сцен, и страна увидела и полюбила его именно таким. Трибун а-ля Маяковский, но с ярко выраженным есенинским лирическим темпераментом: интимное явно превалировало над общественным, «я» над «мы». Этой личной нотой он, пожалуй, и зацепил, хотя голос каждого отдельного и тонул в общем рокоте масс.

Очень хороша была, к примеру, отдельная строчка (цитирую по памяти, поэтому не ручаюсь за точность):

Чебуреки – самая здоровая пища.

Вот это был нерв того времени. Сам прекрасно помню, как омоновцы, разгонявшие майские демонстрации и смотревшие на свое дежурство как на будничную работу, шли, не заморачиваясь, к ларькам, покупали там по несколько сочных чебуреков и с большим аппетитом уминали их тут же. Такое гурманско-гастрономическое поведение придавало их экзерсисам некую «интересную изюминку», и здесь становилось по-настоящему тошно.

Но времена меняются, и мы – вместе с ними. Крик гнева и отчаяния посредине перманентного и будничного погрома теперь эволюционизировал во что-то новое. Окружающая обстановка, прямо скажем, не поменялась. Бьют, конечно, как и раньше, но агрессивная серость будней теперь не шокирует, даже поэт к ней привык.

Мальчик на лавке есть йогурт «Даниссимо»,

Осень снова с зимою спорит.

На заборе – «Помощь наркозависимым»,

На деле – она и есть на заборе.

(…)

Новгород! Раньше здесь было вече –

Теперь пропаганду мне в морду тычут.

Я скоро заброшу язык человечий,

И перейду, например, на птичий.

(«Вече»)      

Адаптация, само собой, разумеется, не предполагает конформизма, это всего-навсего способ выжить и петь в предлагаемых обстоятельствах. Революция не состоялась, у власти всё те же, с общим упадком следует свыкнуться, ибо что еще остается делать? Примечательно, что в новом сборнике Арс-Пегаса ни разу не встречается слово «Путин», а в стихах 2011-2014 года оно сплошь и рядом. Теперь расточать инвективы по адресу гаранта – это уже признак дурновкусия: понятно же, кто виноват, чего на него слова-то тратить?

Вот поэт и пытается сжиться со временем, худшим из всех возможных. Влюбляется и разочаровывается, куда-то ездит, но все города похожи один на другой. География у сборника большая: то Новгород, то Астрахань, то Сургут, то «столица нашей родины», но узнаваемых примет у городов нет. Если Казань, то никакой Бауманской улицы и никакого знаменитого университета, если Питер, то никакого Невского, никакой Невы. Ландшафт размылся и потерял всякую конкретику. Зато приметы времени опять заострены.

Облака обласкаю. Лакаю

Я небес безвкусный кефир…

Герда напишет Каю:

«Прифки! Я норм. Фыр-фыр-фыр».

(«Зеркало»)

Общая чайльд-гарольдовская разочарованность, странствия без цели по стране. Стихи производят впечатление записанных на коленочке в плацкартном вагоне или на очередной вписке, где поскорей бы занести на лист бумаги нашептанное и навеянное, а дальше – как получится. Сейчас, в общем-то, все поэты именно так и работают: ритм у XXI века предельно ускорен, даже если и окажешься в каком-нибудь Михайловском, то и там будет всё время некогда. Живем, как на вулкане, но когда один день непохож на другой, то всё сливается в бесцветное настроение общей утомленности, а трагизм бытия встает воочию.

Палите в небо холостыми ли,

Иль бомбами играйте в салочки…

Какая ночь!.. Вокруг все вымерли,

А я живой, видать, для галочки.

(«Галочка») 

В новом сборнике Арс-Пегаса мы не встретим никакой митинговости. Он уже давно не глашатай, а такой же обычный человек, как и мы все. Стихи здесь писались преимущественно «на случай», и нам остается гадать, что за событие стояло за написанием той или иной вещи, что за намек другу или собеседнику может быть здесь прочитан. Но появилось другое, нечто важное – предельная отточенность мысли до состояния законченной афористичности:

Трагедия – торф для поэта.

Я точку поставлю на этом.

(«Не вой»)

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/