Суды по "московскому" делу - цирк, возведенный в систему - Sota.Vision

Суды по “московскому” делу – цирк, возведенный в систему

Фото – Павел Чиков

Сегодня московские суды в очередной раз избирали меры пресечения для фигурантов “московского дела”. Мосгорсуд заседал по поводу апелляционых жалоб Егора Жукова и Самариддина Раджабова и оставил первого под домашним арестом, а второго в СИЗО, до 27 декабря. Басманный – конвертировал время в аресты новых фигурантов самого громкого политического процесса года – Егора Лесных, Максима Мартинцова, Андрей Баршая, Владимира Емельянова и Александра Мыльникова. Они будут находится под стражей до 14 декабря и 15 декабря. Описывать ход судебных процессов, кажется, уже не имеет никакого смысла. Сценарий каждой новой серии заседаний систематически повторяет предыдущую. Прокуроры настаивают на заключении под стражу, говорят, что фигуранты представляют для общества опасность и могут скрыться. Защита заявляет ходатайства, которые суд отклоняет. Судьи отказываются рассматривать доказательства. Приставы грозятся вывести из зала любого слушателя, за малейшую реакцию на происходящий в процессе сюрр. Суд не принимает в расчет ни характеристики, ни залоги, ни поручительства, ни семейные обстоятельства. Такому суду не хочется давать даже печатного слова. Поэтому сегодня публикуем прямую речь тех, кого судят и одного из тех, кто их поддерживает.

https://www.youtube.com/watch?v=_dNN5fGJQCc&feature=youtu.be

“Без мата тяжело сказать…” – Оксимирон. Московское дело. Суд над Жуковым и Раджабовым

Суды по делам Егора Жукова и Самариддина Раджабова решили не разделать и рассматрели, так сказать, оптом. В одном зале.

“Получилось так, что я сначала сидел за то, чего вообще не было и за то, чего он не делал. Я единственный сын у своей матери. Моя мать живет одна. Её поддерживаю полностью я. Точнее поддерживал, пока ещё не сидел в тюрьме. Дело в том, что пока я сижу в тюрьме, я не могу никак обеспечивать её. Она живет в стране, где нет никакой работы. Я не могу спать, потому что думаю о том, что моя мать сегодня голодная. Я хочу сказать, что нам ни капельки не страшно, мы не испытываем стресс. Мы даже готовы потерять пару лет, чтобы сохранить свою честь. Я хочу домой, ваша честь. Отпустите меня домой, пожалуйста”, – последнее слово Самариддина Раджабова.


Фото: Новая газета

Самариддин даже зачитал рэп о деле “212”, который сочинил за время, пока сидит в СИЗО. Судья оборвала выступление. А судью оборвали аплодисменты.

“Мы все не должны быть здесь. Я не должен быть здесь. Я должен учиться сейчас. Самар должен рэп писать, я не знаю. Самар должен своей матери помогать. Самар должен работать. Прокурор должен заниматься настоящими делами, а не смотреть на нас с укором и думать, что мы тут в чем-то виноваты. Ваша честь, вот под конец я наверное чуть-чуть пафоса себе позволю и вспомню великого писателя Солженицына и скажу знаменитую его цитату. “Граница, линия между добром и злом, она протекает не между государствами, не между партиями, не между органами которые в России есть, если уж продолжать его мысль. Она протекает по каждому человеческому сердцу, Ваша честь. Я надеюсь, что осталось сердце у людей, которые сейчас вот это все устраивают и оно осталось у вас, я надеюсь. Потому что вы становитесь соучастниками грандиозного преступления. Не делайте этого”, – последнее слово Егора Жукова.


Фото – телеканал “Дождь”

Когда приставы приглашали в зал родственников Егора Жукова, первой зашла его мама, а за ней – проректор ВШЭ Валерия Касамара и рэпер Оксимирон. Он, к слову, после судебного заседания тоже нашёл, что сказать:

“Абсолютный беспредел, нонсенс. Местами смешно. Местами страшно. Это цирк. В принципе, я мог сегодня прийти сюда в маске клоуна, большим цирком это не стало бы. К правосудию это не имеет никакого отношения вообще. Я напомню, что я здесь поддержать Самариддина Раджабова, Егора Жукова, всех остальных фигурантов “московского” дела, которых преследуют. Другого слова для этого нет. Хочется вообще не на серьезных вот щах вещать эти вещи, а что-то такое говорить прикольное и веселое, но просто с этим сейчас очень сложно. Те, кто преследует ребят по “московскому” делу, они явно хотят, чтобы мы отвлеклись на какую-то более веселую повестку, забыли и так далее. Я знаю огромное количество совершенно нормальных людей, которые не собираются отвлекаться и не собираются забывать. И то что некоторое количество человек уже осудили, это не значит, что нельзя помочь. Способов как помочь очень много. Можно помогать семьям. Можно помогать деньгами. Можно писать письма. нужно дальше приходить в суды, потому что это привлекает внимание к этой всей истории. И хочется отдельно подчеркнуть, что такие люди как я – это не оппозиция, это не политический жест. Это вещь, которая касается абсолютно любого, вне зависимости от взглядов, воззрений и так далее, и тому подобное. И абсолютно все люди, которые сопереживают этому должны как-то помочь. Потому что это коснется абсолютно всех, независимо от их какой-то там позиции по другим вопросам”.

Кстати, кое-что действительно может сделать почти каждый. Речь о письмах. Вот здесь – вся информация о том, как можно написать арестантам дела “212”.

Бешеный принтер, запущенный московским СК в августе, похоже, снова починили. И работает он в полную силу. Глава “Агоры” Павел Чиков сегодня опубликовал “московское” дело в именах и цифрах. И общая картина – пугает.

26 фигурантов дела. Полностью обвинения сняты с шестерых. Еще один получил условный срок. Реальное лишение свободы получили 6 человек (у 5 приговоры вступили в силу). 13 находятся под следствием. Из них лишены свободы 10 (содержатся под стражей 8, под домашним арестом 2 и под подпиской о невыезде 3).

Осуждены к реальному лишению свободы:
Евгений Коваленко
Кирилл Жуков (приговор вступил в силу)
Иван Подкопаев (приговор вступил в силу)
Данил Беглец (приговор вступил в силу)
Владислав Синица (приговор вступил в силу)
Константин Котов (приговор вступил в силу)

Осужден к лишению свободы условно:
Павел Устинов (приговор вступил в силу)

Под стражей:
Самариддин Раджабов
Эдуард Малышевский
Никита Торцов
Владимир Емельянов
Андрей Баршай
Егор Лесных
Максим Мартинцов
Александр Мыльников

Под домашним арестом:
Егор Жуков
Сергей Фомин

Под подпиской о невыезде:
Дмитрий Проказов
Ольга Проказова
Айдар Губайдулин

Освобождены, дела прекращены за непричастностью:
Даниил Конон
Сергей Абаничев
Дмитрий Васильев
Владислав Барабанов
Валерий Костенок
Алексей Миняйло

Олеся Кокина

Метки:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/