В Москве начинается суд по делу о контрабанде 400 кг кокаина из Аргентины - Sota.Vision

В Москве начинается суд по делу о контрабанде 400 кг кокаина из Аргентины

В 2017 году мир облетела сенсационная информация о контрабанде гигантской (почти 400 кг) партии кокаина, которая, по версии следствия, должна была отправиться из российского посольства в Аргентине в Москву на борту дипломатического самолёта. Сегодня, три года спустя, в этой вызвавшей международный скандал истории по-прежнему остаётся множество неизвестных.

Ходатайства защиты

20 марта в Солнцевском суде Москвы начнется судебное разбирательство по нашумевшему «кокаиновому делу». Андрей Ковальчук, Али Абянов, Иштимир Худжамов и Владимир Калмыков обвиняются в попытке контрабанды из Аргентины в Россию партии кокаина весом около 400 кг и стоимостью 50 млн евро.

В рамках предварительного слушания суд отклонил все ходатайства адвокатов, требовавших исключить из материалов уголовного дела доказательства, приобщенные, по их мнению, с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства. Речь идет об уничтожении того самого кокаина, попытка контрабанды которого вменяется в вину обвиняемым: он был сожжен аргентинской стороной.

«Если вещественных доказательств нет, о каком деле может быть тогда речь?» – комментирует ситуацию адвокат Абубакар Вадаев, представляющий интересы ключевого фигуранта дела, Андрея Ковальчука. – «В основу обвинения положены доказательства, которые в соответствии со статьей 75 УПК РФ являются недопустимыми. Они должны были быть исключены из материалов уголовного дела, а без них никакого дела просто нет.»

Юрисдикция «кокаинового дела»

Вадаев утверждает, что данное разбирательство в принципе находится вне юрисдикции Российской Федерации, так как наркотики были найдены на территории Аргентины, а не России. Здание школы, в которой были обнаружены 12 чемоданов с кокаином,  расположено в полутора километрах от посольства РФ в Буэнос-Айресе и охраняется силами аргентинской жандармерии. В этой школе учатся не только дети работников посольства, но также и других русскоязычных жителей города. По словам Вадаева, нет ни одного документа, который бы подтверждал принадлежность школы к территории посольства, а значит, юрисдикция должна быть изменена.

Незаконной адвокат называет и экстрадицию своего доверителя в Россию, так как в июле 2018 года, когда она была произведена, Андрей Ковальчук уже не имел российского гражданства – он был лишен его 2 апреля того же года из-за нарушений, допущенных при его получении. Родился и вырос Ковальчук в Украине, а в течение нескольких лет до ареста проживал в Германии, где официально работал переводчиком и психологом в организации по содействию эмиграции.

«Налицо незаконное пересечение границы РФ лицом без гражданства», – заявляет адвокат Вадаев.  – «Тот факт, что немецкой стороне была предоставлена заведомо ложная информация о том, что Ковальчук является гражданином РФ, на мой взгляд является серьезным основанием для межгосударственного выяснения отношений».

Претензии адвокатов

Возмущение защитников вызывает и то, как произвольно, по их словам, трактуются показания обвиняемых. Александр Костанянц, представляющий интересы бывшего завхоза посольства РФ в Аргентине Али Абянова, рассказал, что следствие посчитало предоставленные его подзащитным сведения «явкой с повинной» – в то время как Абянов свою вину отрицает с самого начала.

«Это бред и позор», – настаивает его защитник. – «Ни понятийно, ни уголовно обсуждать вопрос о виновности моего подзащитного нельзя. Ни один лист из 60 томов дела ни прямо, ни косвенно не свидетельствует о его причастности к контрабанде наркотика».

Адвокат утверждает, что знакомство Али Абянова с Иштимиром Худжамовым и Владимиром Калмыковым, совместно с которыми , по версии следствия, он участвовал в контролируемой поставке кокаина в Россию, произошло только в суде. Все трое заявляют, что до этого момента они никогда не встречались и ничего друг о друге не знали, однако признают знакомство с Ковальчуком.

Предприниматели Худжамов и Калмыков были задержаны в Москве в рамках организованной спецслужбами операции при попытке получения чемоданов, в которых находилась имитация кокаина.

По словам обвиняемых, они должны были получить от Андрея Ковальчука партию кофе с целью последующей перепродажи, и о наркотиках им ничего известно не было. Несмотря на то, что в рамках операции был использован муляж, а именно мука и речной песок, следователь, производивший осмотр места преступления спустя год после задержания Худжамова и Калмыкова, вынес постановление о приобщении к делу наркотических средств. При этом тот самый найденный в Аргентине кокаин границу с РФ никогда не пересекал и все время после обнаружения, вплоть до его уничтожения, хранился в жандармерии Буэнос Айреса.

«Мы имеем дело с провокацией чистой воды. Наркотики были найдены в 2016 году, а уголовное дело было заведено только через год, когда удалось найти наивных покупателей кофе. Далее на самолете, обслуживающем правительство РФ, вместе с сотрудниками ФСБ и следователем отправляют муляж наркотика, который таможня оформляет как контрабанду. Контрабанду чего, речного песка?» – недоумевает адвокат Худжамова Дмитрий Миненко.

Защитники единогласно заявляют о многочисленных препятствиях со стороны следствия в процессе ознакомления с материалами дела. По их словам, данный процесс затягивался искусственно.

«В конце концов, мы устали с этим бороться, и нам пришлось отказаться от ознакомления и прийти в суд. Это – позор для всей системы», – негодует адвокат Абянова Александр Костанянц.  Он уверен, что если бы не отчаянные усилия защиты, досудебное разбирательство следственных органов в этом деле завершилось бы не раньше октября-ноября 2020 года – несмотря на отсутствие каких бы то ни было законных оснований для столь значительного продления процесса.

Защитники указывают и еще на одно существенное нарушение: избрание меры пресечения в виде содержания под стражей до завершения производства предварительного слушания.

Адвокат Абянова утверждает, что фигурантов дела пытались ввести в заблуждение, предоставив им защитников по назначению – в то время как соответствующих запросов от обвиняемых не поступало. На тот момент к работе уже приступили адвокаты по соглашению, которые на первом же судебном заседании заявили, что немотивированное назначение государственных адвокатов является нарушением права обвиняемых на защиту.

«Эта ситуация была создана для того, чтобы психологически повлиять на обвиняемых и административно – на процесс предварительного слушания», – считает защитник Костанянц.

 

Отравление и инсульт Андрея Ковальчука

Однако самые серьезные опасения защиты связаны даже не с многочисленными процессуальными нарушениями, а с прямой угрозой для жизни их доверителей. В частности, речь идет о нескольких зафиксированных эпизодах, произошедших с Андреем Ковальчуком.

5 апреля 2019 года Ковальчук пережил тяжелое отравление. По словам его адвоката Вадаева, сделав глоток из выданной ему во время обеда в СИЗО посуды, задержанный тут же упал, у него перехватило дыхание. Как утверждает защитник, его клиента спасла лишь молниеносная реакция сокамерников: воспользовавшись расположенным в камере умывальником, они залили в рот Ковальчуку несколько литров воды, тем самым вызвав рвоту, что, по мнению Вадаева, привело к снижению концентрации отравляющего вещества в его организме. При этом в предоставлении видеозаписи произошедшего защитнику было отказано. Администрация СИЗО, в свою очередь, утверждает, что имело место не отравление, а «проблема с желудком». Вадаев с таким заявлением категорически не согласен: «Тот факт, что его пытались убить, не подлежит сомнению. Кружку, в которой осталась жидкость, не изъяли, не направили на экспертизу, чтобы выяснить, что в ней содержалось. Потому что им этого не надо!»

А 1 августа 2019 года у Андрея Ковальчука произошел инсульт. В течение двух часов бригада скорой помощи боролась за его жизнь в камере, после чего старший врач принял решение доставить его в клинику. Сначала сотрудники отказались выпускать Ковальчука из СИЗО, но под давлением медиков разрешение было выдано, Ковальчука доставили в больницу имени братьев Бахрушиных – и снова чудом спасли.

Следует отметить, что до попадания в российский СИЗО никаких проблем со здоровьем у Андрея Ковальчука не наблюдалось, о чем свидетельствуют результаты медицинского обследования, пройденного им в Германии до экстрадиции в Россию. Все соответствующие документы были переданы вместе с ним и должны были быть приобщены к его личному делу – однако, этого не произошло. Напротив, Ковальчук был поставлен на учет как склонный к суициду. Никаких документов, обосновывающих данную отметку, его защитнику предоставлено не было.

«Им очень было бы желательно, чтобы он замолчал вообще, потому что доказательств, отвечающих уголовно-процессуальному законодательству РФ, в деле нет», – считает Вадаев.  – «Во время предварительного слушания мы полностью опровергли доводы следствия. Прокурор пытался сопротивляться, но ни одной правовой ссылки не сделал, утверждая все голословно. Это были лишь дежурные фразы и ничего не стоящие заявления».

Прокурор в свою очередь от подробных комментариев отказался, заявив лишь, что позиция следствия хорошо обоснована и доказательств против обвиняемых в деле более, чем достаточно.

Светлана Лазарева

Метки:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/