ВЛАДИМИР АКИМЕНКОВ: ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ СТАЛИ КОРМОВОЙ БАЗОЙ КРЕМЛЯ - Sota.Vision

ВЛАДИМИР АКИМЕНКОВ: ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ СТАЛИ КОРМОВОЙ БАЗОЙ КРЕМЛЯ

Реальность сегодняшней России такова, что любой человек, даже самый далекий от политики, может получить реальный срок по политическим мотивам. Что способно породить массу проблем, в том числе и материального порядка. Общественный активист и сам в прошлом узник совести (по печально знаменитому «Делу 6-го мая») Владимир Акименков занимается финансовой помощью осужденным по политическим мотивам. О специфике такой деятельности и о проблемах, сопряженных с ней, мы и ведем сейчас речь.

Зависеть ни от кого не хочется

– С какого времени вам приходится заниматься сбором средств для заключенных?

– Стаж политического активизма у меня достаточно солидный, и некоторыми чисто финансовыми вопросами приходилось заниматься еще в 2010 году. Но главным содержанием моей деятельности это стало только после моего освобождения по амнистии в декабре 2013 года. Сейчас, по большому счету, я не могу себя причислить к политическим активистам в полном объеме. Я сосредоточился только на одном направлении – поддержке политзеков и изыскивании финансовых средств. Удалось достичь весьма хороших результатов: за пять лет в общей сложности я сумел собрать больше 12 миллионов рублей.

Сейчас этот сбор «донатов» принял какие-то полуофициальные рамки?

– Нет, я как был частным лицом, так им и остался. Мне не хочется зависеть ни от какого начальства, приделывать к своей деятельности вывеску какого-то «НКО». Я стараюсь делать так, как мне удобно, и при этом по возможности добиваться максимальной пользы. Сейчас совместными усилиями многих жертвователей удалось облегчить жизнь десяткам политзеков и их семьям. Часто бывает так, что, давая человеку тюремный срок, суд оставляет без кормильца всё его семейство – жену, малолетних детей, престарелых родителей. Этим людям также необходимо помогать. 

– Хорошо, ваша логика понятна: вы не хотите сковывать себя какими-то организационными рамками. Но неужели для того, чтобы вести серьезную благотворительную деятельность, достаточно только серии постов в Фейсбуке и рекламы на «Эхе Москвы»?  

–   Да, этого вполне достаточно. Но тут еще много других возложенных на себя обязанностей –  пиаровская поддержка своего проекта, сбор информации, переписка с разными корреспондентами… Вся эта «текучка» отнимает массу времени.

Я всего лишь координатор, но мне приходится объединять усилия сотен, если не тысяч людей, и среди них есть публичные личности. Каждый квартал я стараюсь рассылать отчёты тем жертвователям, о чьих переводах мне известно, благодарю их и подробно отчитываюсь по расходам. Конец года, как правило, оказывается наиболее «урожайным», поскольку я традиционно могу объявить два сбора – к очередной годовщине первого «болотного» митинга (10 декабря) и предновогодний сбор в помощь заключенным. Люди до сих пор жертвуют на это охотно. В течение прошлого года мне удалось собрать около трех миллионов рублей. Это примерно 250 тысяч в месяц – но, прошу учесть, я называю среднеарифметическую цифру: иногда получается собрать больше, а иногда меньше.

Конечно, я бы мог каким-то образом развернуться, но в этом случае я буду мешать остальным краундфандинговым проектам, которых достаточно и помимо меня. Гражданское общество в России сравнительно невелико, поэтому на благотворительность жертвуют, как правило, одни и те же люди. А они, как вы понимаете, ограничены в своих средствах. К тому же есть масса других негативных факторов, в том числе стагнация нынешней экономики, отсутствие реального роста доходов, наконец, контроль государства над финансами.

Такие разные экстремисты

Начнем, как говорится, с определения термина. Каких людей в нашей стране можно считать политзаключенными, а каких – нет? Государство от словосочетания «политический заключенный» до сих пор усиленно отмежевывается.

– Настаиваю – далеко не каждое преследуемое по политическим мотивам лицо может называться политузником. Возьмем, к примеру, одиозную 282-ю статью. Государство вроде как смягчило ее в последнее время, но полностью отказываться, конечно же, не будет, потому что эта статья весьма эффективна для деспотического режима. Мы можем даже назвать ее своеобразной скрепой нынешнего режима.

Но при этом далеко не за каждого, кого преследуют по статье 282, я буду вступаться. Да, это отвратительная, подлая статья, наказание за нее постыдное. Но надо отличать: либо фигурант судебного процесса – действительно враг существующего режима либо же перед нами просто интернет-пользователь, который «залил» себе на страницу в соцсетях какое-то дурацкое ксенофобное видео и этим стравливает между собой людей разных национальностей. Вряд ли мы добьемся общественного признания, если начнем помогать всем без исключения, в том числе и неонацистам. То же самое касается людей, посаженных режимом за коррупционную деятельность. Согласитесь, вряд ли мы можем назвать политзаключенным бывшего губернатора или министра, попавшихся на крупной взятке.

Но при этом, не боясь нареканий, вы помогаете и тем зэкам, насчет репутации которых у большинства нет согласия.

– Да, я стремлюсь оказывать поддержку разного рода неформатным узникам, от Бориса Стомахина до «приморских партизан». При этом я знаю, что далеко не все меня в этом поддержат. Но скажите, пожалуйста, почему украинцы Олег Сенцов и Александр Кольченко – люди, признанные политузниками всеми международными сообществами, а, допустим, Ивану Асташину за аналогичное дело создано реноме террориста? Я не правозащитник, но всегда протяну руку помощи тем, кто оказался оппонентом государства или попросту назначен его врагом. К сожалению, надо признать, что в определении тех или иных политзеков либеральными проектами критерии искусственно заужены.

Влияют ли на ваши предпочтения в пользу того или иного политзэка ваши политические взгляды?

– По своему мировоззрению я либертарный социалист и анархо-коммунист. Но анархисты составляют только одну треть из общего числа всех моих «подопечных», тогда как остальные две трети – это либералы, и леваки, и умеренные националисты, и те, кто просто определяет себя как оппозиционера.  С 2014 года мне доводилось заниматься самыми разнообразными политузниками. Это и мои коллеги по «Делу 6 мая», и Ильдар Дадин, и Юрий Мухин, и Илья Романов…

Общий список преследуемых достаточно широк. Относительно недавно в него добавилась молодежь, преследуемая за «навальнинги» («дела» 26 марта и 5 мая). Характерно, что руководителем следственной группы оказался сейчас небезызвестный Рустам Габдуллин, который в свое время сделал себе карьеру на «Болотном деле». Так что на сегодняшний день мы видим довольно пеструю картину: здесь и манифестанты, которых привлекли за участие в митинге, и «мыслепреступники» (интернет-пользователи, имевшие неосторожность написать что-то крамольное в Сети), и религиозные сектанты – от «Свидетелей Иеговы» до участников «Хизб Ут-Тахрир». А также ученые, журналисты, правозащитники, представители секс-меньшинств… Самые обычные люди, не представляющие никакой угрозы, остаются для кремлевских структур благоприятной кормовой базой.  

Опять-таки в качестве наиболее «больных» проблем можно назвать – как прискорбно признавать это – отсутствие протестной культуры среди населения. Пока люди считают себя холопами, не способными что-либо изменить в своей жизни, власть будет этим умело пользоваться. И продолжит на этом умело играть. Путинский режим весьма любит ссылаться на карательную практику Запада («Посмотрите, они действуют еще хуже, чем мы!»), но, если гражданское общество у нас будет действовать по примеру тех же самых «желтых жилетов», для Кремля это окажется смерти подобно. Нынешний Запад гуманен исключительно благодаря политической борьбе, которая велась ” на протяжении многих поколений, поэтому, если мы хотим жить, «как они», нам бы тоже не помешало перенять эту традицию. 

Беседовал Алексей Михеев

Возможно, данное интервью сможет стать для кого-нибудь из вас побудительным мотивом для денежного пожертвования в пользу политзаключенных. Сделать это можно с помощью следующих реквизитов:

— PayPal: https://paypal.me/vladimirakimenkov (vladimir.akimenkov@gmail.com)

— Яндекс.Деньги: https://money.yandex.ru/to/410012642526680

— карта Сбербанка Visa 4276 3801 0623 4433 Владимир Георгиевич Акименков

РЕКВИЗИТЫ БАНКА ДЛЯ РУБЛЕВЫХ ПЕРЕВОДОВ

Кор/счет банка 30101810400000000225

БИК банка 044525225

Счет получателя 40817810238050715588

ИНН получателя 7707083893

ФИО получателя АКИМЕНКОВ ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ

РЕКВИЗИТЫ БАНКА ДЛЯ ВАЛЮТНЫХ ПЕРЕВОДОВ

SWIFT-code SABRRUMM

Счет получателя 40817810238050715588

ФИО получателя АКИМЕНКОВ ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ

К переводам желательно делать приписку «Благотворительное пожертвование».

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/