Я перестал бояться полицию: Н. Кретов, координатор ОГОН по наблюдению в судах и на митингах - Sota.Vision

Я перестал бояться полицию: Н. Кретов, координатор ОГОН по наблюдению в судах и на митингах

ogon-6

Как часто на массовых акциях протеста, кроме участников и полиции вы видели людей «в белых жилетах» с надписью «ОГОН»? Незаметные, но знающие все о наших правах и обязанностях и готовые всегда прийти на помощь.

Объединенная группа общественного наблюдения (ОГОН) – гражданская неполитическая инициатива, возникшая на волне массовых публичных выступлений в России 2012 года, с целью развития системы гражданского контроля за действиями властей в публичной сфере и прежде всего там, где регулярно возникают общественные конфликты или ситуации напряжения между обществом и властью.

ogon-7Николай Кретов, координатор ОГОН по наблюдению в судах и на митингах, присоединился к инициативе в 2014 году из Открытой Школы прав человека при Сахаровском центре. По его мнению, в частых случаях конфликтов между представителями власти и общества всегда должна быть третья сторона:

– Изначальной целью проекта было наблюдение на митингах, публикация отчетов и рекомендаций для представителей власти с одной стороны и организаторов акции – с другой. Потом – инициатива под названием «День проверки документов», начавшаяся после принятия закона «О полиции». По нему полицейских обязали носить нагрудные знаки, которые изначально никто, конечно, не носил. И мы можем записать себе в актив то, что в Москве сейчас достаточно трудно найти полицейского без значка.

– И как много вас сейчас?

– Сейчас мы немного расширились, появилось направление наблюдения в судах и по контролю за отделениями полиции. Наше главное отличие от ОНК (общественные наблюдательные комиссии) состоит в том, что им необходимо получать мандат власти. Мы сами видим, кто туда недавно вошел… Нам же это разрешение не нужно, мы можем наблюдать и оценивать только благодаря тому, что мы просто граждане. Это может любой.

– А кто такой участник ОГОН? Студент? Человек «в возрасте», с высшим юридическим образованием?

ogon-8– Мы очень разные. Но, конечно, костяк – это молодые ребята, которым нет 30. У нас нет жестких требований. Достаточно пройти несколько встреч, семинаров и согласиться с нашими принципами. Зато прием в участники у нас достаточно формализован: это настоящий диссидентский принцип – тебя должны порекомендовать два уже действующих участника.

– Как думаешь, что чувствует участник ОГОН после первых «рейдов» по наблюдению?

– Первая мысль – как же это круто! Раньше я ходил на митинги и думал, дадут ли мне по голове дубинкой или нет. Боялся подвоха, ведь я тогда совсем не знал как себя защитить, не знал закон. Но вскоре нас, одетых в белые жилеты с надписью «наблюдатель» стали узнавать и даже пропускать за рамки металлоискателя без очереди.

– То есть полиция нормально относится, не провоцирует и в вашем присутствии по-другому себя ведет?

– Да, можно и так сказать.

– Мне кажется, что это огромный кайф!

Да, это кайф – возможность влиять на ситуацию, иметь силы и умение помогать. Все наши наблюдения и рекомендации мы публикуем на своих ресурсах и это реально работает. У нас даже благодарность от МВД есть.ogon-4

– Одним из принципов работы, согласно вашему сайту, является «готовность быть непонятыми всеми сторонами конфликта». То есть вы чувствуете себя героями? Робины Гуды?

Конечно, нас не все поддерживают. Но после публикаций о нашей работе в социальных сетях, многие люди вдохновляются, у них появляется желание меняться и менять окружающих. Это самое приятное.

– Вы работаете не только на митингах. Видя нарушение закона полицейскими, например, по отношению к мигрантам, вы также сразу включаетесь? Не страшно?

ogon-2– Действительно, без оснований полиция не может так просто проверять документы. Раньше, до ОГОН, я об этом просто не думал. Теперь я знаю, что мне ничего не грозит, я перестал бояться полицию, я могу защитить себя и других.

– Как ты думаешь, как изменилась ситуация в России в правозащитной сфере за последние годы?

– Меня, конечно, тянет сказать, что все очень плохо, но понятие «права человека» очень обширное. Но если говорить про мирные собрания, то действительно, многие законы ужесточены, их опыт правоприменения иногда вызывает изумление. Например, когда власти просто-напросто отказывают согласовать то или иное мероприятие. И такая ситуация практически везде.

– И, как итог, люди перестали массово выходить на протестные акции. Это «безнадега», равнодушие?

– Я оптимист. Люди проявляли уличную активность достаточно долго. Но сейчас активисты все чаще начали принимать участие в различных общественных инициативах. Сам протест просто трансформировался и людей в нем стало на самом деле больше.

– Что нас ждет в будущем?

– Градус противоречия между властью и обществом постоянно накаляется, появляется все больше недовольных. Откровенно глупые инициативы со стороны государства откровенно раздражают людей. Мне кажется, что в таких условиях вскоре появится запрос на людей, способных отстаивать идеи справедливого общества, способных профессионально, по закону контролировать действия полиции и других органов власти.

Автор текста, Сергей Горелов / Sota.Vision
Метки:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». nac.gov.ru

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба»,«Сеть». Полный список опубликован здесь: http://www.fsb.ru/